После шторма

 
Утром после ночного шторма, из-за прибрежных сосен, вековых деревьев приморского парка, уставшее море принесет по ветру, строго из одной точки, звук прибоя. Его насыщенное шипение с еле уловимыми паузами полно ночных страхов, обрывки облаков, как скомканные тревожные телеграммы, еще бегут по инерции, но постепенно паузы удлиняются, ветер стихает, гул прибоя, разбиваясь о мокрые ветви, прячется в иголках сосен, наполняя город запахом взволнованного моря.
Можно выйти на берег. Закутавшись в воротник, с руками в карманах, словно ворона, расхаживать между узорами выброшенной на песок черной морской травы, и отыскивать желтые кусочки янтаря, постоянно отвлекаясь на белесо-дымчатую даль, где пенная полоса прибоя под синим небом, сливается с мокрым светом просыхающего песка. Темная нитка южного мола на горизонте поманит тебя и, забыв обо всем на свете, ты, как первооткрыватель, устремишься к заветной цели, распугивая на своем пути, присевших у кромки воды, уставших чаек. Они, взлетая, сделают круг и, убедившись в твоей целеустремленности, опустятся на твои следы. Их радостный крик дополнит шум моря, твои шаги станут частью этого бесконечного движения - моря, звуков и жизни.