Часть 3. Визит Александра III в Либаву в 1893 году. Закладка военного и коммерческого порта

Приказ по балтийскому флоту.

"Решив перенести столицу Царства к морю, Великий Основатель русского флота построил для защиты Кронштадтский порт и крепость, повелев отстаивать их до последней капли крови. Испытав, однако, во время упорной борьбы за финское побережье, тягостные неудобства полугодового бездействия во льдах, Он сознал необходимость сосредоточить морские вооружения в водах незамерзающих и с этою целью предпринял в Балтийском Порте, бывшем Рогервике (Палдиски), сооружения, по тому времени и тогдашним средствам, воистину громадные. Смерть пресекла Его плодотворные труды, а впоследствии обстоятельства не позволяли довершить предпринятое дело ни Державной Прабабке Моей, Императрице Екатерине II, ни в Бозе почившим Деду и Родителю Моему, столько любившим флот и заботившимся о его преусилении.

Ныне, в виду развития международных отношений и упрочения нашей морской силы на крайнем Востоке, потребность в незамерзающем порте сделалась еще более настоятельною, чем прежде, и потому, решившись осуществить завет Великого Моего Предшественника, Я повелел построить для балтийского флота порт в наиболее открытой части побережья, близ города Либавы, и, положив в сей день Собственною рукою закладной камень этого порта, вверяю оборону вновь созидаемой приморской твердыни доблести балтийских моряков, вполне убежденный, что, верные преданиям стольких побед, одержанных в Балтике, и славы Чесмы, Наварина и Петропавловска, они сумеют охранить от всякого покушения подступы к нашим пределам, обеспечить русскому флоту спокойное владычество в водах, их омывающих, и своевременно появляться всюду, где того потребует достоинство Русской Державы".


На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою подписано: «Александръ».

Либава, 12 Августа 1893 г.

Александр III.
Журнал «Всемирная иллюстрация». 1893 г. Закладка либавского порта.

"В летописях отечественной истории 12-е августа 1893 года останется навсегда памятным днём первой важности, днем великого значения в более или менее близком будущем. В этот день в Высочайшем присутствии состоялась закладка военного и коммерческого порта в Либаве.

В первом ряду слева направо: великий князь Михаил, император Александр III, великая княжна Ольга, великий князь Георгий;
во втором ряду: императрица Мария Федоровна, наследник цесаревич Николай Александрович, великая княжна Ксения Александровна. 1888 г.


Император Александр III с семьёй. 1893 год.



Государь Император, Государыня Императрица, Наследник Цесаревич, великие княжны Ксения Александровна, Ольга Александровна, великий князь Михаил Александрович и августейший генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович прибыли в Либаву на Императорской яхте «Полярная Звезда» в 6 ч. утра. Императорская яхта под брейд-вымпелом Государя Императора в военные ворота аванпорта. Либава уже с вечера, по случаю ожидавшегося прибытия Их Величеств, тонула в гирляндах, флагах и приняла праздничный вид. Для встречи Их Величеств на пристань собрались представители дворянства, военные и гражданские чины, городские власти, министр путей сообщения, начальник работ и инженер-контрагенты по постройке порта и прочие. Прибывшие из Риги чины и местное духовенство заняли места в павильоне для встречи Их Величеств. Во главе духовенства встал высокопреосвященнейший Арсений, архиепископ рижский и митавский.


Яхта "Полярная Звезда".

Было 9 часов, когда над «Полярной Звездой» взвился штандарт Государя Императора; команды судов, прибывших по случаю торжества, рассыпались по реям; раздался залп орудий, и военные суда мгновенно потонули в сотнях самых разнообразных флагов и над поверхностью аванпорта разнеслись звуки марша гвардейского экипажа. Между тем белые дымовые клубы росли и, расходясь, слились в одну полупрозрачную белую пелену, вскоре окутавшую военные суда. При грохоте салюта в 9 ч. 19 мин. утра Их Величества и упомянутые члены Августейшей Семьи сошли в гребной катер, буксируемый паровым военным миноносным катером. На носу катера немедленно поднялся Императорский штандарт.




Их Величества объезжали суда, начав объезд со второй линии к северу. Государь Император здоровался с командами судов. Громовые перекаты «ура» следовали за Императорским катером. Но вот объезд военных судов окончился, и в начале одиннадцатого часа подошел к пристани Императорский катер...
...Во временной гавани на пристани был устроен для торжественного дня высокий (в 6 ф./1.80м) и просторный – 27 кв.сажен – помост, и на нем поставлена открытая деревянная беседка-шатер в русском стиле, с куполом; плафон его забран материей из национальных цветов, а весь шатер декорирован алыми с золотыми каймами драпировками, устлан красным сукном и уставлен группами тропических растений.
Внутри шатра, на восточной стороне, были поставлены аналои с евангелием и иконами, а на правой стороне размещены столы с чертежами либавских военного и коммерческого портов. Шатер строили архитекторы Берчи и Кандиба. С пристани к помосту с шатром вел трап, устланный коврами и обставленный растениями.



Закладочный павильон во Временной гавани. Архитектор Берчи.

Справа у шатра на помосте, на южной его стороны, поставлены два бетонных массива (серого цвета прямоугольники из искусственного камня) весом в 1800 пудов (30 тон) каждый; один в этот день должен быть спущен на место закладки военного аванпорта, другой – коммерческого порта. В этих закладных массивах в каждом сделана четырехугольная выемка, в ней крестообразное углубление и в центре его опять круглая выемка для монет; на крестообразное углубление должна быть положена доска, покрывающая монеты и кирпичи, а затем вся четырехугольная выемка покрывается плитой из бетона же, так что накрытый ею закладной массив совершенно станет одинаков по внешнему виду с прочими массивами, идущими на устройство молов и волноломов; только верхняя сторона закладных массивов украшена рельефными посеребренными медальонными изображениями атрибутов соответствующих ведомств – морского и путей сообщения.



Императрица Мария Фёдоровна, наследник Великий Князь Николай Александрович,
император Александр III у закладочных бетонных массивов.



По бокам шатра, на восточных и западных сторонах, были на пристани поставлены другие помосты и на них устроены амфитеатры для почтенных зрителей и приглашенных; позади амфитеатров, на высоких подставах, стояли паровые лебедки – краны для поднятия тяжестей, которые должны были эти самые закладные массивы после закладки поставить на суда, барки или шаланды, а те, буксируемые пароходами, отвезти их на места погрузки в воду. На восточном кране, на его помосте, тоже была допущена публика, так как кран стоял для симметрии, а оба массива должны быть приняты.
Пространство на пристани между помостами, главным, что на западной стороне, где царский шатер, и тем, где зрители, предназначено было для почетного караула.
С восьми часов утра места для публики наполнились зрителями, дамы в светлых платьях, военные и штатские в мундирах и фраках образовали сплошные живые горки с обоих сторон шатра, и плотная стенка людей виднелась еще на верхушке паровой лебёдки. В то же время и около шатра на помосте начали собираться официальные лица, военные, инженеры, моряки, губернатор, чиновники. Слева от входа на помосте сгруппировались курляндские дворяне во главе с губернским предводителем бароном фон-Гейнингом в мундирах; в числе их был и бывший министр юстиции граф Пален. В шатре в золотые ризы облачилось духовенство, а на северной стороне стали певчие. Внизу между помостами фронтом к царскому шатру выстроился почетный караул команды с броненосца «Император Александр II» со знаменным флагом и хором музыки кронштадтского порта. Погода была прекрасная, ясная, теплая, ветер дул только такой, что развевались бесчисленные флаги, в которых утопал и весь город, и вся временная гавань с пристанью, где происходила церемония, и все коммерческие суда в гавани города, и возведенные уже на море молы и волноломы, очерчивающие аванпорт. Солнце яркими лучами обливало эту пеструю красивую картину и блестело на зыби вод; по ту и другую сторону пристани ярко обрисовывались на воде громадные броненосцы, высились к небу их длинные мачты, возле леса стройного рангоута больших судов впереди очерчивались, точно тонкие спицы, мачты миноносцев и яхт. Императорский катер подходил к пристани после осмотра судов в аванпорту.


Место, где располагался Закладочный павильон. 2016 г.

Их Величества вышли на пристань. Здесь их встретили министр путей сообщения, морские власти и контрагенты, гг. Борейша и Максимович; контрагенты поднесли на блюде хлеб-соль Государю и букет из роскошных роз и орхидей Государыне. Серебряное блюдо и солонка были украшены на дне эмалированным гербом и по борту великолепным рисунком разноцветной эмали в византийском стиле со славянской вязью; букет был заключен в серебряный порт-букет с таким же тонким цветным рисунком. Широкая белая лента с вышитыми золотом вензелем Государыни и датою дня посещения Либавы перехватывала букет, ниспадая двумя концами.
Государь, Наследник Цесаревич и великий князь генерал-адмирал Алексей Александрович были в морской форме, а великий князь Михаил Александрович в форме морского кадета.
Государыня и великая княжна Ксения Александровна тоже взошли на пристань. Караул отдавал честь. Государь прошел по фронту и здоровался. Затем, когда Царская Фамилия поднималась по трапу, девочки в белых платьях, дочери либавских дворян, сыпали под ноги Высоких Гостей цветы.




При входе в павильон Государя Императора приветствовали народным гимном. Представители курляндского дворянства поднесли хлеб-соль и представлялись Его Величеству. Затем последовал обзор чертежей и планов. Когда Государь Император с Государынею Императрицей и Высочайшими Особами вступили в павильон, туда вошли также присутствовавшие на торжестве закладки: министр путей сообщения, управляющий морским министерством и лица свиты. По совершении архиепископом Арсением молебствия и по прочтении надписи на закладной доске Их Величества и Высочайшие Особы положили в особое углубление закладочных массивов российские монеты чекана 1893 года, которые были положены присутствовавшими при закладке лицами. Затем архиерей поднес Государю Императору закладную доску, и Его Величество положил эту доску в углубление закладочного массива; после этого Его Величеству были поднесены: строителем военного порта – именной закладной камень и двумя его помощниками – серебряный молоток и цементный раствор. Когда Государь Император положил в массив первый камень, флотом произведен был установленный салют; тем же порядком и теми же лицами вышеназванные предметы были поднесены Государыне Императрице, Наследнику Цесаревичу и Высочайшим Особам, которые положили в массив свои именные камни"...

Вот как описывает те же события корресподент журнала "Зодчий" в приложении "Неделя строителя" за 1893 год:
«Неделя строителя». Закладка либавских портов 12 августа 1893 года.


"Для закладки на пристани, во временной гавани был устроен открытый, просторный павильон, с куполом, красиво драпированный и убранный дорогими коврами, тонущий в зелени деревьев и растений, его украшавших.
Перед павильоном, в стороне гавани, лежали два массива, почти квадратной формы из бетона. Верхняя сторона их украшена посеребренными изображениями, атрибутов ведомств морской строительной части и путей сообщения. На первом, предназначаемом для военного аванпорта, изображены в лавровом и дубовом венках цифры 1893 и два якоря и топор (морская строительная часть), на втором, для коммерческого порта, якорь и топор, скрещенные (герб путей сообщения). В середине верхней стороны массивов – квадратное углубление для закладки.
По краям пристани две, как бы ограничивающие ее высокие подставы, на которых были поставлены на каждой паровая лебедка; с помощью их массивы могли быть сдвинуты и опущены на причаленные к пристани баржи.


Место, где располагался Закладочный павильон. Фото 30-х гг. XXв.



С обоих сторон пристани были устроены места для почетных зрителей. Закладка начата с массива военного аванпорта. Государь и Государыня положили золотые монеты. Управляющий морским министерством, адмиралы, строители заполнили серебряными монетами чекана нынешнего года углубление в массивах. Архиепископ прочитал надпись на поданной ему серебряной дощечке: «В лето от Р.Х. 1893, августа 12 дня, в благополучное царствование Императора Александра III. Собственноручно заложен сей военный порт Их Императорскими Величествами Государем Императором и Государыней Императрицей при Наследнике Цесаревиче Николае Александровиче и генерал-адмирале великом князе Алексее Александровиче, в бытность управляющего морским министерством адмирала Чихачева, главного инспектора морской строительной части инженер, генерал-майора Чиколева и строителя порта инженер-полковника Макдональда».


Закладная доска Коммерческого порта.

На закладной доске с одной стороны был изображен план либавского порта 1890 г.,проект либавского военного порта 1893 г. и вензель Государя Императора, на другой стороне выгравирована приведенная надпись.
Архиерей, прочитав, подал доску Его Величеству, а Государь прикрыл ею отверстие с монетами.
Строитель, полковник Макдональд, подал Его Величеству на серебряном блюде камень, молоток и лопаточку (инструменты серебряные с ручками из пальмового дерева). Государь взял из стоявшего на массиве ящичка цемента, залил им место, где заложена доска и положил первый на нее камень, прибив его молотком. Затем положила камень Государыня, Наследник Цесаревич, генерал-адмирал, управляющий морским министерством. Камни приготовлены из той же массы, как и массив, но сверху украшены золоченым вензелем того Лица Императорской Фамилии, которое накладывало камень, т.е. у всех Августейших особ камни были именные. По совершении закладки, старшие рабочие подняли и надвинули на отверстие часть массива, ее закрывающую. Все это время с судов гремел салют, который по сигналу начался с того момента как только Государь положил первый камень.
От массива военного порта перешли к массиву коммерческого порта. Здесь совершился тот же обряд закладки.
По положении монет, высокопреосвященный прочитал надпись на серебряной дощечке: « В лето от Р.Х. 1893,августа 12-го дня, в благополучное царствование Его Императорского Величества Государя Императора Самодержца Всероссийского Александра III. Собственноручно Их Императорскими Величествами Государем Имеператором и Государыней Императрицей, Его Императорским Высочеством Государем Наследником Цесаревичем и генерал-адмиралом его императорским высочеством государем великим князем Алексеем Александровичем заложены работы по расширению Либавского коммерческого порта, в бытность министром путей сообщения гофмейстера Высочайшего Двора А.К. Кривошеина и начальником работ инженера коллежского советника Д.Д. Гнусина».
На закладной доске, на другой стороне, изображен план порта, вверху над ним императорский вензель и по краям медальоны с рисунками: в одном – землечерпательной машины, в другом – травелира, в третьем – крана «Титан» для подъема тяжестей, в четвертом – плавучего крана.



Подобные закладные дощечки были поднесены строителями на память Их Величествам Августейшим Особам и высокопоставленным лицам. Преосвященный окропил оба массива святою водой и протодиакон возгласил многолетие Государю и Царствующему дому. Их Величества и Августейшие Особы прикладывались ко кресту. Богослужение окончилось. Их Величества вышли из павильона. Паровая лебедка подхватила по очереди массивы и медленно опустила их в шаланды, которые и взяты пароходом на буксир"...



Вернёмся опять к статье В. Прокофьева в журнале "Всемирная иллюстрация":

Их Величества и Высочайшие особы смотрели из павильона на спускание закладных массивов в шаланды и перешли на Императорский поезд, приготовленный для осмотра работ. В этом поезде Августейшие посетители, в сопровождении свиты, проследовали на бетонный завод, причем обозрели начало работ по устройству канала к порту. По осмотре завода, Их Величества проследовали в том же поезде на северный мол.



В конце северного мола Их Величества сели в катер и смотрели на погружение в море и установку закладочного массива военного порта; на том же катере и следовал объезд вдоль северного мола, после чего катер перешел к голове южного мола, где был погружен закладочный массив коммерческого порта.
Северный мол, на котором Их Величества осматривали способ постройки, уже совершенно готов на протяжении около 800 сажен (1700м), так что остаются неоконченными только около 70 сажен (160м). Когда обстоятельства благоприятствуют, ежедневно укладываются на место 85 массивов. Ширина мола 24 фута (7 м); на нем положено три пары рельсов, по которым двигаются подвижные краны и вагонетки с массивами. Число рабочих в некоторые дни в порту простирается до 8000 человек.
После объезда аванпорта Их Величества возвратились на яхту «Полярная Звезда». После Высочайшего завтрака Их Императорские Величества осчастливили своим посещением город Либаву".



Северный мол сегодня.