Положение латышей среди других национальностей. "Либавский Ллойд". 1903 год


О чем писали газеты  столетней давности, что волновало наших предшественников, живших в то время на этой земле, в нашем городе - Либаве?


   "Peterburgar Avizes", обсуждая вопрос, с каким народом было бы выгоднее всего сблизиться латышам, отвечает на это следущее:

"Появлением в печати программы нашей газеты, "Рижский Вестник" искренно приветствовал нас, ожидая, что мы приникнем к русской интеллигенции. Приветствие это подняло бурю в немецкой прессе, особенно в газете "St.Peterburg.Ztg."
С появлением же первого номера нашей газеты, немецкая пресса имела возможность убедиться, что мы не намерены посягать на права немцев, хотя и будем отстаивать их, если заметим стремление к ограничению прав латышской народности. Заявление наше до некоторой степени успокоило немецкую прессу. "
Balt.Westn." остался недовольным нашим заявлением и пытался внушить своим читателям, что мы желаем игнорировать латышей и их интересы
Чтобы рассеять по этому вопросу какое-то ни было сомнение, "
Peterb.Aw." находить нужным более определённо высказываться по этому вопросу. Идея о сближении латышей с какой-нибудь народностью возникла с пробуждением у латышей народного самосознания. Выразители латышских народных стремлений, желая в более близком общении с какой-нибудь народностью найти духовную и материальную поддержку, предполагали сблизиться с земледельческим народом литовцами, славная история которых не могла не интересовать латышей, хотя они и не могли опереться на неё. Латышские писатели старались доказать, что история литовцев и латышей имеет много сходного и даже выводили отсюда заключение о родственности этих двух народностей. Однако мнение такое не было мнением самого латышского народа, и различие религий разъединяет эти народности. Латыши гордятся своей протестантской религией, а литовцы ярые приверженцы католицизма.
В экономическом отношении латыши несравненно зажиточнее литовцев, и последние нередко поступают в работники к латышам и усваивают их язык, хотя и не забывают свой родной.
Не смотря на дружелюбное отношение
латышской печати к эстонцам, последние не пошли навстречу желаниям латышских вожаков, и вражда между этими народностями еще и теперь совершенно не исчезла и с особенной силой проявляется и даже обостряется в пограничных местностях. Будучи бережливее латышей, эстонцы приобретают часто продаваемые с публичных торгов латышские усадьбы, а эстонцы часто женятся на латышках, находя их лучшими хозяйками, но всё-таки две эти национальности далеко от более тесного сближения, и вопрос этот не занимает более латышскую прессу. Более серьёзного внимания заслуживает вопрос о слиянии латышей с немцами, с которыми связывает латышей долголетнее общение и общая родина и, по мнению немцев, дальнейшее продолжение этих мирных отношений обеспечило бы латышской народности образование и упрочило бы их экономическое положение.
Латыши, как думает и
"Peterburg. Aw.", согласны забыть прошлое и все причинённые им немцами обиды, ели немцы признают равноправие латышей. Но, к сожалению, на деле оказывается, что немцы не признают прав латышей и всегда старались не допускать в число городских гласных латышей, и давали в Думе два-три места латышским представителям, и, то только потому, что гласные эти были всецело преданы немцам и отстаивали их интересы. Латыши разуверились в теоретических обещаниях немцев  и не надеются на более справедливое к ним отношение немцев, не желающих признать законных прав латышской народности, стремящейся занять равное с немцами положение.
Что же касается сближения с русскими, то "
Peterb.Aw." находит, что сближение это затрудняется незначительным количеством русского элемента в прибалтийских губерниях, населённых чиновниками, часто меняющими место своей деятельности и вообще мало соприкасающимися с латышской народной жизнью.
В заключение газета советует
стараться собственными силами достигать общественно-духовного и материального благополучия".

Либавский Ллойд. 23 ноября 1903 г.