Рига против Либавы. 1906 год

Продолжая тему трагической судьбы порта императора Александра III - очередной обзор заказных статей в прессе 1906 года.
Статья "Предстоящее улучшение портов" в газете "Вестник Либавы" от 15 декабря 1906 года.





Предстоящее улучшение портов

«Как уже несколько раз отмечалось  в «Вестнике Либавы»,  в Совете по делам торгового мореплавания предположены в ближайшем будущем, работы по улучшению торговых портов. Основою улучшения поставлено углубление портов, дабы суда большой вместимости, а значит и осадки, могли входить  в эти порты, способствуя тем понижению  фрахтов на отпуск наших грузов.
Отмечена была также статья г-на Крамера в «С. Петербургских Ведомостях», в который впервые открыт был поход против Либавы  в пользу Риги.
Теперь перед нами опять две статьи защитников Рижского порта за счёт Либавского, а именно, статья г-на Крылова в журнале «Русское  Судоходство» перепечатанная в газете «Котлин», трактующая о преимуществах Рижского порта в торговом отношения, и статья в  «Rig. Rund.»,  касающаяся того же вопроса стратегическом отношении.
Начнем сегодняшний обзор со статьи «Rig. Rund.»,  как менее обстоятельной. Немецкая газета заявляет, что порт  императора Александра III не защищен с моря заливами или островами и поэтому легко доступен для рекогносцировок с воздухоплавательных кораблей. Эллинги и доки в Либаве  доступны неприятельскому огню;  вследствие же близости Либавы к германской границе наша крепость будто бы не имеет существенного значения. Ввиду этого,  немецкая газета рекомендует перенести военный порт из Либавы  на остров Эзель.
О недостатках и преимуществах порта императора Александра III написано было уже очень много, и нам остается только говорить о Либаве, как о крепости. Чтобы оценить всю пользу и важность Либавы как крепости. Чтобы оценить всю пользу и важность Либавы как крепости, надо вспомнить, что все стратегические расчеты, составленные на случай войны с нашими западными соседями, основаны на том сопротивлении, которое встретят наступающие войска неприятеля со стороны наших крепостей. Всем известно, что благодаря нашим путям сообщения, наша мобилизация даже на бумаге значительно запаздывает, и нам нужно время, чтобы собраться с силами под прикрытием крепостей.
Значение крепостей вообще и Либавы в частности, и тем более Либавы, в том, что она находится у порога сильнейшего государства, и в этом сила порта императора Александра III – в связи с крепостью. Немецкая газета касается силы Либавской крепости и забывает недавний урок под Порт-Артуром, который доказал, что крепость сильна духом своих защитников, знающих в совершенстве свое дело и умеющих пользоваться данным им оружием.
Статья «Русского Судоходства» основана на цифрах и тут, к сожалению, приходится констатировать, г-н Крылов преднамеренно подобрал цифры в пользу Риги и во вред Либаве. Г-н Крылов говорит, что для Балтийского моря в первую очередь углубления постановлены: Либаве, Виндаве и Петербургу, но Рига почему-то в эту очередь не попала. Между тем, если по отпуску зерновых хлебов Либава почти равняется с Ригой, то по отпуску других товаров Либавский порт далеко отстал от Рижского.
Например, за последние годы лён, пенька и пакля через рижский порт шли в количестве 6,200 тыс. пудов в год, а через либавский порт только 300 тыс. пудов. Кож отправилось через Ригу 450 тыс. пудов, а через Либаву 80 тыс. Масла коровьего через Ригу шло 1,300 тыс. пудов, а через Либаву 200 тыс. в год. Яиц через Ригу 1,5 милл. Штук, а через Либаву менее 100 тыс. штук.
Если же сравнить отпуск лесного материала, то Рига совершенно затмевает Либаву. Так, из Риги бревен идет на 200,000 руб. в год, из Либавы же таких отправок почти не отмечалось. Брусьев Рига отправляет на 2,5 милл. Рублей, Либава только на 350,000 рублей; доски. Шпалы и другой мелкий лес идут из Риги на 12 милл. Рублей, а из Либавы только на 1,2 миллиона, то есть в десять раз меньше.



Не приводя доводов о том, сколько зимних месяцев Рига закрыта для торговли, и что Либавский порт судоходен целый год, перейдем сейчас к цифрам. Условно допуская верность цифр г-на Крылова о рижской торговле, необходимо указать на неправильность его цифр, касающихся Либавы. У нас под рукой официальная статистика Либавского Биржевого Комитета за 1905 год. Из него видно, например, что кож вывезено через Либавский порт не 80 , а 258 тыс. пудов. Яиц не 100, а 142 тыс. штук. В таком же роде перетасованы почти все цифры. Из обзора внешней торговли России за 1900 год видно, что через Рижскую главную складскую таможню вывезено товаров на 60,5 милл.рублей, а через Либавскую таможню на 828 тыс.рублей. К этому нужно прибавить, что в Финляндию вывезено через Рижский порт на 271 тыс.рублей, а через Либавский на 3,3 милл.рублей и в итоге получаем, что оба порта уже в 1900 году стояли почти на одинаковой сумме. За последние пять лет цифры сильно изменились в пользу Либавы, чему доказательствами служит особенно поднявшийся вывоз из Либавы лесных материалов.
Главными доводами для углубления Рижского порта г-н Крылов выставляет предстоящее соединение Риги с донецким угольным бассейном (Донбассом – Л.В) и наличие в Риге верфей. Г-н Крылов утверждает, что углублением рижского порта якобы достигаются не только коммерческие, но и военные выгоды – Либава и Виндава легко могут быть блокированы, блокада же Риги всегда будет затруднена со стороны Домеснеса (мыс Колка) и Моонзунда с его островами и проливами, удобными для движения миноносцев. Что же касается бомбардировки Рижского порта, то с моря он защищен крепостью в Усть-Двинске, а расстояние от моря до стоянки судов у Риги для современных орудий совершенно недосягаемо.
Как соединение водным путем Риги с Херсоном, так и углубление Рижского порта до 27 футов (8 метров) глубины может быть окончено не ранее, как через десять лет. Поэтому, при скудости средств и установлении постепенности осуществления  планов, нельзя Ригу предпочесть Либаве, где работы по углублению порта не так велики и могут быть окончены в более короткий срок.
Заканчивая обзор, нельзя не обратить внимания на ту интенсивность и систематичность, с которой появляются подобные статьи, отстаивающие интересы Рижского порта. А Либава тем временем … спит и спит».

А.Р.