Либава - 1906. Часть 5. Миноносцы - Рождественская ёлка у разводного моста

Офицером русского императорского флота Гаральдом Графом написаны три автобиографические книги: «Очерки из жизни морского офицера.1897-1905», «Императорский Балтийский флот между двумя войнами. 1906—1914», «На «Новике». Балтийский флот в войну и революцию», отдельные главы в которых, посвященны службе в Либаве.

Отрывок из книги Гаральда Графа «Императорский Балтийский флот между двумя войнами. 1906–1914 гг.» проиллюстрируем снимками того времени и фотографиями знакомых мест сегодня.


(Начало: Либава-1904. Часть 1, 2, 3 . Либава-1906. Часть 1, 2, 3, 4 )





"Предстоящую зиму  (1906–1907 гг. – ЛВ) миноносцы должны были провести «в резерве», то есть стоять в порту с полным составом офицеров и команды и в такой готовности всех механизмов, чтобы иметь возможность в кратчайший срок (приблизительно недельный) выйти в море. В прежние времена не только миноносцы, но и все большие корабли Балтийского флота на зиму «кончали кампанию», то есть офицеры и команды списывались в наличие экипажей и часть механизмов разбиралась. Весной корабли «начинали компанию» – вооружались; офицеры и команды возвращались на них. Этот порядок был заведен со старых времен, когда корабли были деревянные и, конечно, на них было бы невозможно проводить суровые зимы. Но с тех пор все совершенно изменилось: корабли стали железными, появилось первое паровое отопление, и вообще уже была полная возможность создать такие гигиенические условия для жизни команды, чтобы они не страдали от зимних холодов. Таким образом, тот факт, что дивизия проведет зиму в резерве, и то, что офицеры и команды в полном составе круглый год будут жить на своих кораблях, было новшеством и казалось для офицеров, проникнутых доцусимским духом, весьма рискованным. Мы, молодые офицеры, наоборот, страшно приветствовали эту меру, так как очень не любили жизнь на берегу и службу в экипажах...


Миноносец "Доброволец" в доке порта имп. Александра III

…В конце 1906-го и в начале 1907 года политически все еще не было спокойно. Поэтому адмиралу рекомендовалось быть очень осторожным, чтобы не дать проникнуть революционной пропаганде на миноносцы, и, кроме того, имелись сведения, что революционные круги собираются произвести взрывы в порту, чтобы помешать делу восстановления флота. Опасаться проникновения революционной пропаганды на миноносцы особенно не приходилось, так как команды жили очень тесно с офицерами, и всякую пропаганду было бы легко парализовать. Но относительно возможных покушений на порт надо было быть очень внимательным, тем более что порт был чрезвычайно нужен для дивизии. Между прочим, опасались взрыва у достраивающегося моста через канал. Поэтому адмирал решил поставить один из наиболее надежных миноносцев в канале у моста, чтобы быстро могло бы быть оказано содействие жандармским чинам, его охранявшим.


Миноносец "Доброволец"

Его выбор пал на «Доброволец», так как наш командир был на лучшем счету, и мы этим очень гордились. Да и стоянка у моста имела много выгод, так как трамвай, идущий в город, останавливался напротив моста и, следовательно, добираться до него мы могли минут в пять. С миноносцев же, стоящих в бассейнах порта, надо было идти добрых полчаса, а в плохие погоды это было далеко не весело. Но за эту выгоду мы поплатились тем, что должны были иметь часового у трапа, и дежурный офицер обязан был постоянно следить за происходящим на мосту и на берегу.


Конечная остановка трамвая у разводного моста

Благодаря тому, что наш миноносец оказался на пути к трамваю, это частенько давало повод к нам заходить друзьям с других миноносцев. Вообще, так как наш командир был чрезвычайно общительным человеком и к тому же холостым, то он часто устраивал у нас приемы, на каковые приглашались и дамы, главным образом, морские. Против их приглашения адмирал ничего не имел, но только в воскресные дни или праздники. Он понимал, что офицерам нужны развлечения, и что и морским дамам не слишком весело жить в порту, а приемы на миноносцах всем доставляют большое удовольствие.
На Рождество выпал довольно глубокий снег, который не слишком часто выпадает в декабре в Либаве. Недалеко от нас на берегу канала росла довольно высокая елка, и у командира появилась «блестящая идея» украсить ее разноцветными электрическими лампочками, чтобы по вечерам на Рождество их зажигать. Эту мысль было нетрудно осуществить судовыми средствами, и елка на берегу засияла множеством электрических лампочек. Теперь этим никого не удивишь, а в те времена это было нечто необычайное, и проходящие по мосту восторгались нашей елкой, выделявшейся на ярко-белом фоне снега.



По случаю осуществления такой идеи командир решил устроить у нас празднество. Мы наприглашали, насколько позволяло место,
гостей и под елкой на снегу устроили игры, а потом их угостили прекрасным обедом. Празднество прошло чрезвычайно весело.

Вообще на нашем «Добровольце» мы жили очень весело, недаром весь состав был холостым. Командир даже шутил, что сейчас же спишет с миноносца того из нас, кто вздумает жениться. В себе он не сомневался, так как ему было более сорока лет и ему казалось, что он «пропустил момент». Но каков был конфуз, когда через год именно он оказался женихом. На его счастье, это совпало с производством в капитаны 1-го ранга и назначением в Черное море – командиром крейсера «Кагул», а то мы бы не дали ему покоя нашими остротами..."


Место, где стоял миноносец "Доброволец" сегодня. Декабрь 2016 г. Где-то наверху была знаменитая Рождественская ёлка.



Сваи старого причала у моста. Июль 2016 г.


Сваи старого причала у моста. Июль 2016 г.

__________________

(Начало: Либава-1904. Часть 1, 2, 3 . Либава-1906. Часть 1, 2, 3, 4 )


(Гаральд Карлович Граф (1885-1966) родился в Выборге, в семье потомственного финляндского дворянина, работавшего техником. Мать — шведская баронесса. В 1903 г. закончил Морской кадетский корпус в С.Петербурге. С началом Русско-японской войны произведён в мичманы и определён служить на Балтийский флот. В декабре 1904 года Гаральд Граф получил назначение на транспорт «Иртыш» Второй Тихоокеанской эскадры. Во время длительного похода исполнял обязанности ревизора. В Цусимском сражении «Иртыш» получил тяжёлые повреждения и был затоплен у берегов Японии; экипаж попал в плен, продолжавшийся семь месяцев.
После возвращения в Россию Граф служил в 9-ом флотском экипаже порта имп. Александра III, на крейсере «Аврора», затем привлекался для приёма новых миноносцев, построенных во Франции; с 1906 года находился на эсминцах балтийской Минной дивизии, исполняя обязанности вахтенного, а затем - старшего офицера)