Мопед



Как сейчас мальчики мечтают о новом электронном девайсе в свой, накопленный с младенчества арсенал проводных и беспроводных устройств и гаджетов, так в нашем детстве пацаны мечтали о мопеде. Звук приближающегося мопеда никого не оставлял равнодушным. Все поворачивались, знатоки называли марку мопеда, узнавали его хозяина и в тайне надеялись, что он подъедет и остановится рядом с ними. Кто-то, замерев от восхищения, стоял в стороне, наблюдая издалека за суровыми парнями, умеющими с толкача завести мопед и на бегу запрыгнуть в седло, кто-то терся рядом, задавая бесчисленные вопросы, в надежде понять все тонкости и нюансы капризной жизни мопедных моторов.

 

Суровые парни нехотя отвечали, вгоняя в трепет священными словами – карбюратор, магнето, свечи, прерыватель. Самые искусные из них могли проехать мимо восторженной толпы, одной рукой держа газ, другой, регулируя на ходу искру в прерывателе, настраивая мотор на максимальные обороты.



Все мопеды проходили жестокую переделку. Все лишнее магазинное снималось, глушитель обрезался и переваривался, руль получал поперечную перекладину, крылья укорачивались, мотор форсировался. Мопеды обрастали со временем мотоциклетными частями - передними пружинными вилками, газовыми ручками и задними амортизаторами. Хозяин такого мопеда неизменно был в центре внимания округи. На мопеды мужиков, с педальным приводом, висящими до земли крыльями, тихо жужжащим глушителем и примотанными к раме удочками, смотрели брезгливо и равнодушно.


"Донор на пересадку органов" - Легендарная Рига-7

Хорошо помню, как в холодный осенний день, еле досидев до конца уроков, я шел за первым своим мопедом, сговорившись в школе с, переведенным в наш класс, второгодником Юркой, который невесть за какие заслуги, обзавелся новой двухскоростной Ригой-16 и продавал за 25 рублей свой старый, переделанный до умопомрачения, мопед. Первого свидания ждут с меньшим волнением, чем я ожидал пока Юрка сходит за ключами сарая и выкатит из него мой мопед. За одну переднюю вилку от мотоцикла можно было выложить половину суммы, а тут прилагалось и все остальное тело с мотором, который, однако, долго не хотел заводиться. Опыт многочасового беганья с нежелающим заводиться мопедом у меня уже был. В первый год нашего переезда на Сигулдас мы с соседом Витькой решили начать длинные летние каникулы с приобщения к технике. Мать, ушедшего на штурманскую практику мореходца, воспользовавшись моментом, продавала его простаивающий мопед. Запоздалое лето скрывалось за утренними туманами, и мы, забыв про море и прочие доступные радости детства, легкомысленно усложнили себе жизнь. Пришлось долго трясти руками в сторону нашего дома, пока мать мореходца, не опознав в нас соседей, под честное слово отдать 15 рублей в самое ближайшее время, не достала ключи от сарая. Вытащить без сноровки из подвала панельного дома мопед по крутой тесной лестнице практически невозможно. Даже вдвоем эта процедура походит на борьбу с упирающимся парнокопытным. После нескольких часов поочередного бега с воняющим бензином двухколесным недругом, мы своими разгоряченными телами разогнали туман, за которым оказалось голубое небо и синее море. Даже несколько обнадеживающих чихов и хлопков мотора не смогли отвратить неизбежное. Мы потащили мопед обратно, сдавать матери мореходца. Под обвинения, что " у сына работало, и мы все сломали", бездыханное тело мопеда с трудом спустили в подвал.




Позднее я научусь сам, используя массу приемов, вытаскивать и спускать мопед по неудобной лестнице подвала, оставляя на ступенях следы ударов рамы о камень. А в тот холодный осенний день я впервые ехал по грунтовке мимо частных домов к своему району. Мопед был громким. Самодельный глушитель больше резонировал, чем глушил звуки, это бодрило не только меня, но всех собак за частными заборами. Мотор откликался на газ, мопед ускорялся, задний тормоз почти не работал. Я с грохотом подкатил к подъезду, и соседи поняли, что наступает новый этап в жизни дома.



Металлургический завод щедро поставлял в город дефицитные запасные части для мопедов и мотоциклов. В горах металлолома на берегу озера за мартеном можно было найти рамы, колеса, бензобаки, рули, амортизационные вилки, как от старой техники, так и новые, из привезенных на завод бракованных партий с рижского мотозавода "Саркана Звайгзне". Иногда, благодаря соревновательному духу пионерских сборов металлолома, на этой свалке удавалось найти и целые агрегаты, хоть и покрытые пыльной паутиной, но вполне исправные "Гауи" и "Риги-1".



Тяга лиепайских мальчишек к мопедам и мотоциклам была не случайной. Мотоклубы "Вадугунс" и “Атлантика” регулярно поставляли претендентов на чемпионское звание в союзных соревнованиях. Мы ездили на трассы в Гробиня и Айзпуте посмотреть на фантастические ЧеЗеты и Альпины, участвующие в не менее фантастических гонках, вызывающих удивление и восторг. То, что происходило на трассах, было больше похоже на выступление бесстрашных, если не сказать – бессмертных, цирковых артистов и напрочь отбивало желание приобщиться к этому спорту. Однажды, проехав по трассе, проложенной меж холмов южного форта - Песчанки, я не нашел в себе мужества продолжать эксперименты на выносливость организма и техники. Инстинкт самосохранения оказался сильнее желания неминуемо сломать себе руки. Правда, необходимо признать, что мопед не мог полноценно осуществить возможность покалечиться – моторчики были слишком слабы для подъемов в горку и, единственное, что приближало к настоящим гонщикам - это сумасшедшая езда по длинной прямой тропинке вдоль дюн у моря.  Сигулдас 25. 1978 год


Сигулдас 25. 1978 год

Мопедные двигатели требовали постоянного ухода и вмешательства в их внутреннюю жизнь. Походы в магазин запчастей за сухариками сцепления и поршневыми кольцами стали регулярнее, чем посещение библиотеки, вернее сказать, возня с мопедом заменила весь устоявшийся досуг, но удовлетворение от езды порой было больше, чем от прочтения хорошей книги, заставляя переживать наяву виртуальные чувства книжных героев.



Став одним из суровых парней для подрастающей дворовой "молодежи", я и подумать не мог, что увлечение техникой в юном возрасте сделает из меня, мечтающего стать штурманом, сначала слесаря в яме автобусного парка, а потом из моториста – судового механика, на практике объяснив, физические принципы "подсоса", искрообразования и горения рабочей смеси. В душе не механик, я двадцать лет обслуживаю механизмы. Не став гонщиком, я любил гонять, испытывая чувство свободы от скорости и грохота за спиной. Чувство свободы от знания, что можешь делать что-то своими руками.

________