Первый курс. Сигареты



Посвящается всем, кто учился в лиепайской мореходке в те “благословенные” годы.

Продолжение
Начало: 1 - 2 - 3






– Дневальный, сигарету!

На крик из глубины длинного коридора надо успеть обернуться и вычислить местоположение и принадлежность кубрика, из которого раздался совет - как можно быстрее покинуть место у тумбочки и прибыть с неуспевшей стать долгожданной сигаретой к адресату. Перепутать, неразличимые издалека двери, немудрено, и тогда навязчивое предложение "покурить" заметно и, главное, преждевременно сократит запасы табачных изделий. Самые нетерпеливые, позвякивая шпорами, дожидаются дневального у двери, обычно у таких, и прикурить нечем, но успокаиваются они надолго. Если, после высказанной вслух в сторону тумбочки просьбы, дверь закрывается, то следует ожидать, что желание "покурить" возникло у целой компании.

Табель о рангах и негласные правила, доведенные с первых дней до первого курса, строго определяют круг, допущенных до привилегий лиц, и ассортимент, предлагаемых товаров и услуг, на которые они могут рассчитывать. Сигареты дистанционно могли "просить" только выпускники-четверокурсники, третий курс делал это более деликатно, утруждая себя личным засвидетельствованием присутствия перед дневальным. Самыми обездоленными и ущемленными оставались старшекурсники-механики. Набор на это отделение был прекращен и "маслопупы", как их любя называло все мореходное училище, остались без своих "молодых". Испытывая в связи с этим дополнительные бытовые трудности, они страдали также и с качеством курения - негласные правила позволяли выделять им только сигареты без фильтра. Услышав призыв к дневальному из кубрика механиков, судоводители невольно прислушивались из-за своих дверей и внимательно следили за развитием сюжета. Если дневальный стойко отбивал все атаки и требования более статусной сигареты с фильтром и убеждал механика согласиться покурить "Приму" - они удовлетворенно переглядывались и улыбались.

Обычно, заступая на службу, дневальный загодя затаривался в близлежащем магазине пачкой "Аэрофлота" и пачкой "Примы", рассовывал их по разным карманам и, учитывая спрос, конъюнктуру и время суток, ловко балансировал между человеческими слабостями и вредными привычками, оберегая себя от неприятных последствий. Если сигареты заканчивались преждевременно и их поиски затягивались, то и человеческие слабости становились вредными привычками, нанося вред не только своему здоровью, но и здоровью дневального.
Иногда, после отбоя, запоздалый старшекурсник, включая свет в кубрике, заглядывал на "огонек" к молодым и, извиняясь за свой ломанный "французский", объявлял конкурс на лучшую сигарету. Коллективными усилиями нужная сигарета находилась, и номинант выпроваживался  с наилучшими пожеланиями спокойной ночи.

Все это, безусловно, бодрило, создавало, то, несравнимое ни с чем, очарование жизни  "молодого бойца". Стимулировало, стагнирующее в обычных условиях, развитие смекалки и предприимчивости, наполняло жизнь смыслом и безудержным желанием стать, взрослее и старше. По табели о рангах.


                                                                                  1980 г.