Часть 1. Либава-1913. Пожар дома Ландау


Дом Ландау. Угол Зерновой и Большой улиц (Graudu/Liela iela) Фото 1920-х гг

Январские номера газеты «Вестник Либавы» за 1913 год пестрили новостями о пожаре в доме Ландау. Темой этой заметки и должен был стать «Большой пожар в центре Либавы», но, как часто бывает, материал дополнялся сопутствующими фотографиями, тема расширялась, превращаясь из «просто пожара» в историю «дома Ландау», из которой уводила в непростые отношения двух «конкурирующих обществ» – Городской пожарной команды и Либавского Добровольного общества…



Два дома Ландау на ул. Большой и Зерновой. Фото 1893 года

Фабрикант мыла Герман Ландау два раза выбирал для строительства своих домов один и тот же участок. Первый раз пожар уничтожил его недвижимость в июле 1896 года тогда выгорел весь квартал между улицами Зерновой, Юлианинской, Шмалинской и Большой, где на тот момент у Ландау было два дома.


Фото 1895 года 


Последствия огромного пожара 1896-го года, уничтожившего  целый квартал между улицами Зерновой, Большой, Юлианинской и Шмалинской





Из книги о наследии либавского архитектора Пауля Макса Берчи «Bertschy»: 

«До июня 1941 года одним из крупнейших строений Лиепаи был дом еврейского фабриканта мыла Германа Ландау на углу площади Роз и улицы Грауду. История его создания может помочь заглянуть в тогдашнюю строительную среду Либавы, где большое значение имели пожелания и даже эгоистические прихоти заказчика.
Герман Ландау был яркой и очень энергичной личностью, его имя часто упоминалось в судебных актах. Многие годы длилась тяжба Ландау с либавской городской управой, трижды он посылал Российскому Сенату жалобы о том, что в подвале его дома не  разрешали оборудовать хлебопекарню, позже он протестовал против уплаты уличного налога или боролся за то, чтобы разрешили под прилегающим к дому тротуаром построить подвальные помещения, а также за возможность не участвовать в оплате мощения части прилегающей к домовладению проезжей мостовой. 


Новый рынок на ул. Большая. Фото 1893 года. Справа трехэтажный дом Ландау, выходящий фасадом на Зерновую улицу

Сначала Герман Ландау заказал проект трехэтажного дома на улице Зерновой 49 (Грауду). Проект был утвержден в июле 1879 года, но уже в апреле 1880 года Ландау обратился к Берчи с просьбой изменить фасад здания. Очевидно, поэтому Берчи нарисовал новый вариант с балкончиками, опирающимися на декоративные столбы и консоли, со сложным украшением наличников, которые не соответствовали вкусу Берчи. Одновременно поступил заказ переделать фасад другого дома Ландау, находившегося недалеко, на Новой рыночной площади, 12 (Rozu laukums). Это было строение первой половины XIX века, фасад которого Берчи однажды уже переделывал, но в соответствии с проектом 1880 года здание было перестроено в двухэтажный дом с интересным и сложным венчающим карнизом, для которого Макс Берчи рисовал особый эскиз. В пожаре 1896 года здание погибло, так же как и находившийся между обоими недвижимостями Ландау неоготический угловой дом, в котором находился мануфактурный магазин Хаима Зелькина.
Герман Ландау этот участок земли выкупил и в 1896 году подал в Либавский строительный комитет новый проект, который объединял все здания в огромный строительный блок. Один его фасад выходил на Зерновую улицу (Грауду), в результате чего перестраивался проектированный Максом Берчи дом, а второй фасад занимал половину квартала между улицами Зерновой и Шмальской (Шмала). Эта большая работа проводилась уже без участия Берчи: нехарактерный для него декор, к тому же такой заказ не упоминается в его дневниках. В начале XX века угол дома Ландау был еще и увечан куполом.
Рядом с домом Ландау находился репрезентативный дом владельца мельниц Кристофа Эдуарда Кнопфа Зерновая 47,(проект Макса Берчи) со вторым фасадом в сторону Юлианинской улицы, а угол дома подчеркивал покрытый куполом эркер». 


Дом Кнопфа Зерновая 47 (архитектор Берчи) примыкал к дому Ландау (Зерновая, 49). Угол Зерновой и Юлианинской (слева). Фото начала XX века


Второй раз пожар уничтожил часть построенного на том же месте огромного нового дома Ландау, выходящую на Зерновую улицу. Энергичный предприниматель оправился и от этого удара дом в скором времени был восстановлен.



«Газета «Вестник Либавы». Вторник, 15 января 1913 года о пожаре в доме Ландау:

«В воскресенье (13 января), в 7 час. 10 минут вечера, в аптекарском магазине Левина, на углу Зерновой и Юлианинской улиц, вспыхнул пожар. Пламя выбилось в щели магазинного окна и двери на улицу, быстро охватило самый магазин и перекинулось на всё здание. Через пять - десять минут деревянное здание дома почти уже всё было в огне. Некоторое время спустя прибыли городские и добровольные пожарные, которые застали пожар уже в полном разгаре. Такому быстрому распространению огня способствовали, с одной стороны, масса легковоспламеняющихся веществ в магазине Левина, а с другой сильный ветер, раздувший пламя пожара в страшный костер. И если не пострадали от него соседние здания, то только благодаря тому, что ветер относил пламя пожара через Зерновую улицу, имея на пути главным образом, каменные постройки с покрытыми снегом крышами. Единственная деревянная постройка дом Фалькенгофа оказалась защищенной от действия огня своей черепичной крышей, покрытой пеленой снега.
Совершенно другие размеры пожар принял в том случае, если бы ветер имел противоположное направление. В этом случае безусловно не уцелела бы почти вся часть Юлианской улицы вплоть до пересечения её с Еленинской улицей, так как здесь все дома деревянные и стоят друг от друга в непосредственной близости.

( ЛВ надо отметить, что редакция и типография самой газеты «Вестник Либавы» находились в непосредственной близости от очага этого пожара по адресу Юлианинская 40)
Тушение огня подвигалось у наших пожарных довольно плохо. Медленно подвозилась вода и большие промежутки времени проходили в почти полном бездействии команд, ожидавших привозки воды.
Рукав добровольной дружины, доставлявший воду из гавани, приведен был в действие лишь в 10 час. вечера по причинам, объясненным в статье помещаемой ниже.
Громадную энергию пожарные развили по удалению публики с места пожарища, и представителям нашей газеты пришлось непосредственно на себе испытать эти энергичные действия.
Весть о пожаре быстро разнеслась по городу, и к месту пожара начала быстро пребывать публика. К восьми час. вечера все прилегающие улицы были сплошь запружены толпой любопытных.
Пожар продолжался до глубокой ночи. Работы же по его тушению шли почти до вечера вчерашнего дня. Необходимо отметить, что временами пожарные совершенно стояли без дела, так как не было воды.
Вчера утром, на месте былого двухэтажного дома чернели одни только развалины, два-три обгорелых столба, да две кирпичных осиротелых стены.
Во время пожара пострадал кабель электрического освещения, вследствие чего во многих помещениях в половине девятого часа воцарился мрак. Тоже самое произошло в обоих кинематографах на Зерновой улице.
Здесь освещение прекратилось во время сеансов, что чуть не вызвало паники.
Трамвайное сообщение на портовой линии от Зерновой к Кургаузу было прекращено из-за порчи электропроводов.
Причина пожара пока не выяснена. Определенно известно только то, что пожар начался в погребе, под магазином Левина, где у него помещались пустые ящики из-под тары. В момент осмотра магазина, когда пожар еще не принял широких размеров, было также установлено, что вход в этот погреб был закрыт линолеумом и заставлен шкафом.
Никто из пострадавших никого не подозревает. Полиция начала производство дознания.
В горевшем доме Ландау помещались и пострадали следующие предприятия:
Глазенапа магазин золотых и серебряных вещей и ювелирная мастерская, и, кроме того, весь верхний этаж дома, который был занят квартирой Глазенапа. Всё свое имущество г—н Глазенап оценивает в 75 тыс. рублей (60 тыс. товар, 10 тыс. мастерская и 5 тыс. квартирная обстановка). Товар был застрахован на 3.600 руб.; квартирная обстановка в 2.700 руб. Большая часть вещей из магазтна была спасена. Убыток приблизительно определяется в сумму 25 тыс. рублей.
Данцигера химическая чистка и красильня. Все сгорело дотла. В том числе и наличные деньги в кассе 65 рублей. Имущество не было застраховано и весь убыток равняется приблизительно 10 тыс. рублям.
Вальдштейна магазин швейных машин и велосипедов. Сгорело все имущество, оцениваемое владельцем в 9 тыс. рублей и застрахованное в 3.500 руб. Убыток выражается в сумме 8.200 рублей.
Капа фотографическое заведение (колография). Все имущество сгорело, застраховано не было, убыток около 2 тыс. рублей.
Рабинович посудный магазин. Имущество, оцениваемое в 15 тыс. руб. застраховано не было.
Бирзениека цветочный магазин. Имущество, оцениваемое в 800 руб. застраховано не было.
Христмана корсетный магазин и мастерская. Имущество, оцениваемое в 9400 рублей,  было застраховано на 5000 рублей.
Кесенфельда магазин готового платья. Имущество, оцениваемое в 9 тыс. рублей., застраховано было в 6.300 руб.
Сам Ландау оценивает свой сгоревший дом в 21 тысячу и определяет убыток в 38 тыс. рублей. Застрахован был дом  в сумму 20.300 рублей.
Из домов, расположенных на другой стороне Зерновой улицы, пострадали дома Фалькенгофа и Леви, причем в первом доме попорчена почти вся домашняя обстановка, а в магазинах товар». 


«Газета «Вестник Либавы». Вторник, 16 января 1913 года
К пожару в доме Ландау
«Большой пожар, начавшийся 13 января около 7 часов вечера, тушением которого дежурная часть пожарной команды занималась целый день 14 января и жертвою которого пал дом Ландау на углу Зерновой и Юлианинской улиц, с находившимися в нем магазинами Глазенапа, Бирзенека, Вальдштейна,  Данцигера, Левина, Каца, Кесенфельда, Христмана, и Рабиновича, снова лишний раз показал полную необеспеченность Либавы в пожарном отношении.
Огонь вспыхнул в аптекарском магазине Левина. Дом Ландау, как всем известно, был самой легкой конструкции. Построен был чуть ли не из одних стекол с узкими деревянными перегородками (ЛВ речь идет о первом, цокольном этаже, где располагались магазины).
Таким образом, в смысле возникновения огня и его распространения, дом Ландау представлялся исключительно благоприятным.
Тем не менее, городская пожарная команда выехала к месту пожара, не дав тревоги, что является таким упущением, которое нетерпимо ни в одном более или менее благоустроенном городе. Объясняется это упущение тем антагонизмом, который существует в Либаве между городской пожарной командой и Добровольной пожарной дружиной. Этот антагонизм не может быть устраним иначе, как только путем объединения права командования во время пожара, учреждением должности  брандмайора.
Принципиально мы, конечно, всецело стоим за то, чтобы это командование было сосредоточено в руках начальника городской пожарной команды. На первых порах к этому принципиальному вопросу, безусловно, присоединится вопрос о личности начальника соединенных команд, но он не настолько серьезен, чтобы не было найдено надлежащего его разрешения. После этого объединения само собою отпадает то крайне вредное для дела пожарной службы трение, которое существует у нас уже долгое время и которое снова наблюдалось в это воскресенье на пожаре у дома Ландау. Например, вода подавалась к насосу Добровольной дружины только тогда, когда городские насосы достаточно ею были уже обеспечены. Между тем, городской насос сам по себе обладает меньшей передаточной способностью, и, кроме того, особенно заливание огня требовалось именно в месте стоянки насоса Добровольной дружины.

Объединение власти над пожарными командами, вероятно, устранило бы также нецелесообразное скопление в известных пунктах места пожара господ блюстителей порядка Добровольной пожарной дружины. Спора нет, эта часть командного состава дружины необходима, но за её счет не должен быть уменьшаем состав других частей дружины, может быть, гораздо более нужных и полезных для прямых целей пожарной дружины. Кроме того, конечно, и господа блюстители порядка и остальные дружинники должны быть всегда на своем месте и избегать грубого обращения с публикой и жильцами домов района пожара, так как иначе господа блюстители порядка роняют престиж того доброго дела, которому они собрались служить, вступая в Добровольную пожарную дружину.



Пожарные либавской Городской пожарной команды на учениях. Фото конца XIX века

Наша городская команда, не смотря на самоотверженную работу её командного состава, в воскресенье демонстрировала свою полную несостоятельность в смысле материального, технического оборудования. Недостаток современных лестниц, крюков демолирования (ЛВ рассеивания), недостаточная способность передачи воды её насосами, малая работоспособность её паровой водокачки, все это в воскресенье чувствовалось особенно остро.




Пожарное депо Городской пожарной команды. Начало Торговой улицы. Фото конца XIX века


Пожар был в самом центре города, чуть не у порога пожарного депо, а тем не менее вода непосредственно не подавалась к месту пожара рукавами городской пожарной команды, накачивание бочки продолжалось почти также долго, как и выбрасывание её на объект пожара ручными насосами. По этой же причине все время чувствовался недостаток воды и, например, насос, установленный на границе дома Нидерланда, оставался в бездействии не раз по 20-30 минут.
Но что же в это время делала новая машина Добровольной дружины, которая в состоянии доставлять воду прямо из гавани? Как это ни скандально, она начала работать только равно в 10 часов, или, иначе говоря, через три почти часа после начала пожара, когда огонь успел охватить уже всё здание, когда крыша обвалилась и даже отчасти миновала самая острая опасность для соседних домов. Причиной этого замедления является отсутствие лошадей для доставки машины к гавани. Город предоставил в распоряжение Добровольной дружины только две лошади, вследствие же выпавшего в субботу и воскресенье сравнительно глубокого снега две лошади не были в силах дотащить машину до гавани. Извозчичьи клячи, по словам дружинников, для этого не пригодны. Раз воды нет, то казалось бы, для получения таковой будут пущены в ход не только две, но четыре и все лошади команды, а в Либаве   два сводящих  какие-то свои счеты общественных учреждения городская и добровольная команды, непосредственно не могут уладить и этого вопроса, и в воскресенье потребовалось для этого вмешательство представителя полиции, приказавшего городской команде дать лошадей для перевозки паровой машины Добровольной дружины к гавани. И здесь, казалось бы, может помочь объединение командной власти.
Затем, какие-нибудь меры должны приниматься для обеспечения быстроты передвижения пожарного обоза в зимнюю санную пору. Будь это, обзаведение особыми зимними бочками, будь это простое приспособление полозьев к телегам, но так, как дело стоит ныне, оставить его и впредь, было бы преступно.
В отношении Добровольной дружины вопрос этот в некоторой степени разрешается вновь купленным пожарным автомобилем, прибытие которого в Либаву ожидается еще в январе, но это не устраняет обязанности заботиться об улучшении городского обоза об обеспечении лучших и удобнейших средств передвижения пожарного обоза.
Нельзя, наконец, также закрывать глаза общества на чрезвычайно недостаточную численность городского обоза и на необходимость поднять его качественно.
Но все это вопросы, хотя и серьезные, тем не менее, есть один наиболее основной, а именно о водопроводе. Если снабжение Либавы водою будет обеспечено так, как этого требуют современные условия городской жизни, тогда сами собою отпадут целый ряд неурядиц в обеспечении города в пожарном отношении. У нас заботятся о площадях Роз, об урегулировании улиц, вещах, конечно, крайне необходимых и желательных в благоустроенном городе, но о водопроводе, о доставлении населению одного из главных предметов обихода даже не говорят. А вода необходима не только для тушения пожаров, она нужна и для прекращения разных эпидемий и т.п.»
Х.Х.


Газета «Вестник Либавы» 16 января 1913 г.
К пожару в доме Ландау
« – Среди развалин сгоревшего дома Ландау почти целый день толпятся праздные любопытные. Что влечет сюда неизвестно. Но важно то, что обгоревшие стены, еле держащиеся без скреплений, могут рухнуть и придавить стоящих около них. Следовало бы обратить на это серьезное внимание, во избежание могущих быть несчастных случаев.
Вчера целый день на пожарище продолжалась работа по разборке и раскопке сгоревшего. До самого вечера развалины еще дымились.
Только к вечеру место пожара обнесено со стороны Зерновой улицы забором. Кроме тех убытков, о которых мы сообщали вчера, пожаром причинены, по заявлению владельцев магазинов, расположенных по Зерновой улице via-a-vis (ЛВ фр., друг против друга, напротив) месту пожара, еще и следующие: в магазине платья г-жи Школьной попорчено товара на 6.000 руб., у Антония Гейнриха на сумму около 20.000 руб., у Вульфсона и Зебба на 18.000 руб.
Кроме того, владелец соседнего с домом Ландау по Юлианинской улице дома Нидерланд заявил об убытке в 600 рублей.
Рассказывают, что после возникновения пожара в аптекарском магазине Левина, владельцы остальных предприятий, помещавшихся в этом же злополучном доме Ландау, были уверены в том, что огонь будет быстро потушен и что действию его весь дом ни в коем случае не подвергнется.
Исходя из этого предположения, владелец фотографического заведения «Коллография» и собственник велосипедного магазина перенесли, по возникновению огня, в посудный магазин Рабиновича: первый свой фотографический аппарат, а второй только накануне прибывший транспорт велосипедов. Но, как известно, от магазина Рабиновича не осталось даже и воспоминания».


Газета «Вестник Либавы» 16 января 1913 г.
Повторившийся пожар
«В пострадавшем во время пожара доме Ландау магазине «Вульфсон и Зебба», по словам «Lib. Zeit.» в ночь  на понедельник (ЛВ на след. День после пожара) от невыясненных причин возобновился огонь в витрине, где загорелись манекены, платье и разный меховой товар. Пожарным пришлось взломать опущенные  железные шторы, после чего огонь вскоре удалось потушить».

Можно предположить, что причиной воскресного пожара 13 января 1913 года в доме Ландау явилась неисправная дымовая труба в мастерской Штерна.

Газета «Вестник Либавы» 20 января 1913 г.
Привлечение к ответственности
«Как выяснилось, причиной пожара в мастерской Штерна в доме Ландау на Розовой площади, явилась треснувшая дымовая труба. Владелец дома привлекается к ответственности».


Январь 1913 года был "богат" пожарами.

Газета «Вестник Либавы» 20 января 1913 г.
Эпидемия пожаров
«Пожары за последнее время так участились, что на каждый день приходится почти по нескольку пожаров. Объяснить чем-нибудь это крайне прискорбное явление, конечно, нелегко. Возможна масса причин от простой случайности до умышленного поджога. Между этими двумя крайностями могут поместиться десятки других причин. Но интересно то, что статистикою либавских пожаров определенно доказывается, что большее число их всегда приходится на январь месяц. Если принять во внимание, что в этом месяце в Либаве всегда выпадает масса снега и царит особая стужа, то есть, другими словами, создаются условия особенно неблагоприятные для «несчастных» пожаров, остается широкое поле для догадок и толков о злом умысле и прочем. Параллельно этому невольно бросается в глаза, и без всякой даже статистики то, что невероятно большой процент пожаров, особенно в начале каждого года, приходится на долю торгово-промышленных предприятий».

Газета «Вестник Либавы» 18 января 1913 г.
К пожару на Королинской улице
«Сгоревший в минувший вторник деревянный жилой дом на Королинской улице №9 , в Новой Либаве (Matīsa Gūtmaņa iela), куплен нынешним владельцем Яном Пенке, лишь в прошлом году за 9.000 рублей. Дом был застрахован в 4.000 рублей. По слухам, жильцы сгоревшего дома, потерявшие все свое имущество, намерены предъявить к владельцу дома иск о возмещении убытков, ибо пожар, по убеждению жильцов, явился следствием многих недочетов  и упущений. Между прочим, жильцы указывают на неремонтировавшиеся печи, из коих некоторые имели значительные трещины».

Газета «Вестник Либавы» 19 января 1913 г.
«Во время бывшего в минувший вторник на Королинской улице, в доме №9, пожара, живущий по той же улице, в доме Бангерта 20-летний Яков Юсуп испугался так сильно, что потерял даже сознание. Его доставили в городскую больницу, где еще и до сих пор несчастного не удалось привести в чувство».

Газета «Вестник Либавы» 20 января 1913 г.
«Вчера, около 12 часов дня, в кладовой при магазине часов и музыкальных инструментов Гутмана на Торговой улице №6, вспыхнул пожар. От горевшей печи воспламенились разбросанные стружки. Пламя быстро приняло громадные размеры. Рабочие магазина и соседи начали прекращать пожар собственными средствами. Прибывшие пожарные только закончили тушение огня. Убытка заявлено на сумму 30-40 рублей. Имущество застраховано не было. Владелец магазина привлекается к ответсвенности за неосторожное обращение с огнем».

Последствия пожара

Газета «Вестник Либавы» 23 января 1913 г.
«С дома Ландау, на углу Зерновой улицы и Розовой площади, вчера опять упало несколько кусков штукатурки, которые к счастью никого не задели. Возможно и дальнейшее падение штукатурки; между тем никаких мер к предупреждению этого домохозяин еще не принял. Правда, он огородил часть, прилегающую к дому, где упала штукатурка, тротуара, но ведь, это паллиативная мера. Сколько времени будет огорожена указанная часть тротуара и сколько времени она будет препятствовать правильному движению публики, пока господин Ландау соблаговолит привести в порядок внешность своего дома, неизвестно. И притом разве не может снова обвалиться штукатурка вне устроенной жалкой загородки?!»

Газета «Вестник Либавы» 25 января 1913 г.
«Штукатурка, упавшая с дома Ландау на тротуар, отбита на протяжении 15 футов и будет возобновлена. Причиной произошедшего газета «Dsihwe» считает то обстоятельство, что в штукатурку был замешан гипс, вопреки практическому опыту, устанавливающему, что при нашем приморском климате гипс ни в коем случае не может употребляться для отделки наружных зданий, так как от сырости он начинает крошиться». 

На снимке внизу видны строительные леса на части пострадавшего от пожара фасада, выходящего на Зерновую улицу


Дом Ландау. Фото 1914 г.

Продолжение в части №2
Спасибо вам за ваш огромный труд, очень впечатляет!
Читается на одном дыхании. Всегда жду с нетерпением новых ваших историй.
Нашла фотографию (картинку?) пожара 1896 года, может вам будет она интересна.


Edited at 2017-10-15 07:38 pm (UTC)
Спасибо, Мария! Фотографию нашел. Добавил.
Трудно охватить необъятное:)