Из истории Морских собраний Российского флота. Морское собрание порта императора Александра III



С разрешения начальника Южного района морских сил 9 ноября 2016 года удалось посетить здание бывшего Офицерского Морского собрания порта императора Александра III. Посещение организовала директор лиепайского музея Даце Каркла. Последний раз я был в этом здании в 1993 году, навещая друга, лежащего в палате, размещенного там госпиталя. Трудно сказать насколько сильно изменилось внутреннее состояние помещений за прошедшее время - и тогда бросались в глаза запущенность и упадок былого великолепия величественного здания. Влага, проникая через бреши в старинной кровле, произвела свою разрушительную работу. Многие части лепного потолка находятся под угрозой обрушения. Благодаря заботам Министерства обороны Латвии , удалось законсервировать сегодняшнее состояние здания - новая кровля, окна, система отопления, установленные ими, дают надежду на сохранение этого удивительного исторического и культурного памятника, в полной мере претендующего на звание Национального достояния государства.
Как на окраине Российской империи, вдали от столичной роскоши, могло быть построено здание, конкурирующее своим видом и убранством с лучшими дворцами Петербурга? Что значили Морские собрания для офицеров императорского флота России? Попробуем разобраться в этом.

«Морские собрания благородная профессиональная традиция офицеров Российского флота»
«Морские собрания – давняя и благородная традиция, неразрывно связанная с историей государства и флота Российского. Сохранились свидетельства о работе Морских собраний флота Балтийского моря, родоначальника всех военно-морских флотов России. Наибольший интерес для нас представляет история их создания в Гельсингфоргсе, Кронштадте, Ревеле, при Адмиралтейском и Ижорском заводах, 2-м Балтийском флотском экипаже (ранее кают-компания офицеров флотских экипажей, расположенных в г. Санкт-Петербурге), в порту императора Александра III (г. Либаве).



Старейшим из них общественным учреждением такого рода в России и Российском флоте является Морское собрание в г. Кронштадте. Здесь в конце 18 в. были сосредоточены основные военно-морские силы Российского государства и Балтийского флота.



Кронштадт в то время был большой деревнею с немощеными улицами и болотными площадями, на которых большую часть года стояла непролазная грязь и где не проходило ночи без грабежа и убийств. Жизнь кронштадтских моряков была непритязательной и буднично монотонной. Культурных развлечений не было. Литература по морскому делу была недоступна т.к. общественной библиотеки не было. Морские офицеры получали удовольствие в дружеских пирушках, где господствующую роль играли вино и карты. На молодежь такая праздность действовала губительно. Желая уменьшить это зло, командир Кронштадтского морского порта С.К. Грейг предложил в начале 1786 г. почтенным и известным лицам города учредить морской клуб, испросив на то соизволение Императрицы Екатерины II. Торжественное открытие состоялось 11 марта 1786 г. Это был первый опыт объединения морского общества «для приятных, полезных и благородных развлечений»1. Один из современников так писал об атмосфере, царящей в морском клубе: «Простота нравов, взаимная любовь, дружеское обращение начальников с подчиненными и безусловное уважение последних к первым явили полезные последствия: семейные между собой сблизились, а молодые офицеры, ознакомясь с лучшим обществом, сделались нравственнее». В это время клуб имел свой дом, был снабжен полным обзаведением и имел капитал. Сфера деятельности клуба постоянно расширялась. Однако в 1795 г. деятельность собрания была приостановлена из-за похода Кронштадтской эскадры к берегам Франции в связи с выполнением Россией обязательств по «тройному согласию» с Англией и Австрией. Плавание затянулось почти на пять лет. За это время имущество собрания и денежные средства были утрачены, его помещения отдали под квартиры. В начале 19 века группа молодых морских офицеров, желая чем-то заполнить свой досуг и развлечь сослуживцев, с разрешения командования Кронштадтского порта начала устраивать любительские спектакли, пользовавшиеся успехом. О спектаклях стало известно Александру I, который посчитал актерство неприличным для звания офицера занятием, и театр закрыли. Тогда было предложено восстановить в Кронштадте морской клуб. Идея принадлежала участникам любительских спектаклей лейтенантам И.П. Бунину и В.Н. Нордштейну. Молодые офицеры подготовили проект устава и объявили подписку среди желающих вступить в члены собрания. Более 150 человек, генералов, адмиралов, штаб и обер-офицеров поддержали эту идею. Командир Кронштадтского порта адмирал П.И. Ханыков предоставил Александру I проект и ходатайство морских офицеров, которое император удовлетворил в январе 1802 г. 6 февраля 1802 г. состоялось торжественное открытие Морского собрания, носившего официальное название Кронштадтского Благородного собрания, а впоследствии Кронштадтского Морского собрания. По примеру Кронштадта подобные собрания стали создаваться и в других крупных портах. Особенно этот процесс получил развитие в Балтийских портах во второй половине 19 в., когда в России проводились военные реформы. Как правило, инициатива создания Морских собраний принадлежала кронштадтским офицерам, переведенным на новое место службы. По своим задачам, организационному устройству Морские собрания Балтийского флота отличались мало. Однако деятельность их имела свои особенности, что повсеместно закреплялось уставами и поддерживалось коллегиальностью управления. Только с февраля 1912 г. Морские собрания Балтийского моря стали действовать по единому уставу, утвержденному Морским министром И.К. Григоровичем.


Танцевальный зал Кронштадтского Морского собрания

Члены Морских собраний делились на обязательных и необязательных. К числу первых относились все адмиралы и генералы, штаб – и обер-офицеры флота, находящиеся на действительной службе. В обязательных членах состояли также офицеры, проходившие службу в качестве морских инженеров, механиков, врачей, инженеры морских строительных частей и по военно-морскому судебному ведомству. Например, в Морских собраниях при Адмиралтейском и Ижорском заводах обязательными членами, помимо офицеров, были также служащие по найму, получившие образование в высших учебных заведениях. Отставные офицеры, которые в течение 25 лет состояли обязательными членами каких-либо Морских собраний, по желанию получали бесплатный членский билет, вопрос об этом решался советом старшин. Все остальные служащие портов и служившие ранее в Морском ведомстве являлись необязательными членами собраний. При этом они пользовались всеми правами обязательных членов. Предполагалось и наличие почетных членов, которых избирали из особо выдающихся государственных деятелей, судостроителей и море- ходов. Например, почетными членами Морского собрания при 2-м флотском экипаже, по уставу 1910 г., утвержденному морским министром вице-адмиралом С.А. Воеводским, были морской министр, товарищ морского министра, начальник главного морского штаба, начальник морского генерального штаба и начальник действующего флота Балтийского моря. В качестве постоянных гостей в собрания с согласия совета старшин допускались все лица военного и гражданского ведомств, имеющие военные и классные чины и состоящие на службе, а также почетные граждане. Постоянные гости пользовались всеми правами членов собрания за исключением права участвовать в избрании старшин. Члены и постоянные гости могли вводить в собрание временных гостей, прибывающих из других городов, которые отвечали необходимым требованиям и за которых они несли полную ответственность в собрании, не имея права без них его покинуть. В специальной книге у швейцара пригласивший собственноручно должен был записать сведения о госте. В качестве временных гостей в Морские собрания приглашались также служащие с русских военных судов, приписанных к другим портам, и иностранные адмиралы и офицеры. Вдовам и членам семей бывших членов собрания и постоянных гостей предоставлялись билеты на право посещения собрания. Гостям разрешалось пользоваться всем, что имелось в собрании, а также приглашать в собрание членов своих семей и знакомых. С развитием активной деятельности Морских собраний стал обсуждаться вопрос: могут ли гардемарины посещать балы и танцевальные вечера? Разрешался он по-разному. Для Кронштадтского Морского собрания такое разрешение было дано в 1859 г. по запросу Главного командира Кронштадтского морского порта вице-адмирала Ф.М. Новосильского на имя генерал-адмирала великого князя Константина Николаевича. Позднее это решение было закреплено уставами собраний, где особо оговаривался запрет посещения гардемаринами карточных комнат собрания. Как правило, руководство деятельностью собраний осуществляли командиры портов и экипажей. Высшим органом являлось общее собрание. Общие собрания членов созывались председателем с разрешения командира порта не реже одного раза в год. Оно рассматривало наиболее важные вопросы, утверждало результаты голосования по выборам старшин, исключало из членов собрания лиц, допустивших нарушение правил поведения, вносило изменения в устав и проч. Непосредственно деятельностью собрания руководили советы старшин или комитеты. Старшины избирались обязательными, а в ряде портов и необязательными членами Морских собраний. О предстоящих выборах офицеры извещались через местную печать, а также командованием. В установленный для каждого собрания срок в особых пакетах рассылались избирательные записки, к которым прилагались списки обязательных и необязательных членов для выбора из них старшин. Не позднее определенного числа эти записки должны были быть собраны и опечатаны в специальной кружке. В указанный день старшины и приглашенные члены собрания вскрывали кружки с избирательными записками и составляли списки в порядке согласно большинству полученных голосов. К примеру, в Морском собрании порта императора Александра III, избиралось 6 старшин и 6 кандидатов. Как в старшины, так и в кандидаты избирали 3-х человек из числа членов собрания, состоящих на судах флота, зимующих в порту и 3-х человек из лиц, состоящих при береговых обязанностях. Один из старшин избирался советом старшин в казначеи Морского собрания и делопроизводителем совета старшин. Необходимо отметить, что старшины независимо от чинов и рангов пользовались одинаковыми правами в совете. Это позволяло им решать вопросы деятельности демократическим путем. В ведении совета старшин находилось внутреннее устройство собрания, все хозяйственные распоряжения, наблюдение за соблюдением устава и выполнением действующих постановлений. Председателем на заседании совета становился старший по званию. При равенстве голосов в процессе обсуждения какого-либо вопроса его голос становился решающим. В ходе работы составлялся протокол, копия которого представлялась для ознакомления членам собрания в гостиной комнате. Совет старшин мог издавать обязательные для всех членов постановления, в которых подробно разъяснялись правила устава, регулировались и другие важные вопросы. При этом каждое постановление совета старшин рассматривалось любым из членов, как выражение желаний всего общества и потому было обязательным для всех.


Столовая Кронштадтского Морского собрания

Развитию Морских собраний уделяли внимание члены царской семьи. Августейшие особы поддерживали собрания материально, принимали участие в их работе. Большие усилия для развития Морских собраний приложил генерал-адмирал Великий князь Константин Николаевич, постоянно заботясь об изменении быта моряков на берегу и стремясь создать общественную жизнь, отвечающую всем требованиям современного прогресса. В 1858 г. по просьбе совета старшин Великий князь Константин Николаевич принял звание Попечителя Кронштадтского Морского собрания. Позже, в 1871 г., почетным членом собрания стал великий князь Алексей Александрович.



В Морских собраниях большое внимание уделялось сохранению героической истории Балтийского флота, чему служили вечера чествования героев, торжества по случаю па- мятных дат. Важно подчеркнуть, что участие в собраниях офицеров – ветеранов способствовало сохранению лучших традиций флота. Ветераны после окончания службы как бы оставались в строю, не нарушалась их связь с флотом, они не испытывали чувства одиночества. Общение с участниками былых сражений облагораживало молодых офицеров, воспитывало в них чувство достоинства, мужество, жажду подвига. С конца 50-х гг. 19 в. в Морских собраниях стало уделяться больше внимания повышению военно-профессиональной подготовки офицеров Балтийского флота. Началось чтение лекций и сообщений с целью обмена и распространения между членами собраний новостей по развитию военно-морского дела, научных знаний и известий общего интереса. Устройство лекций в городах Санкт-Петербурге, Кронштадте, Либаве и Ревеле, в местах сосредоточения основных сил Балтийского флота, проходило при активном участии морского ученого комитета и Главного морского штаба. Лекции и сообщения носили различную направленность, в основном ту, которая привлекала внимание высшего морского начальства. В первую очередь в них содержались сведения по морской артиллерии, минному делу, пароходной механике, корабельной архитектуре, морской тактике и другим предметам, которые в ходе роста и реформирования Балтийского флота получили новое направление. Для этого приглашались видные ученые, известные профессора.


"Вестник Либавы" 1907 год

В Морских собраниях Балтики проводились военно-морские игры, готовились сообщения по морской истории, статистике, гигиене, естествознанию, педагогике, по новому судопроизводству, докладывались результаты трудов ученых экспедиций, открытия, изобретения и другие события, заслуживающие быть отмеченными в морской среде. Неоднократно в Кронштадтском морском собрании выступал с публичными сообщениями флотоводец и ученый С.О. Макаров. 7 марта 1890 г. он прочел лекцию «О гидрологических работах, произведенных на корвете «Витязь»», в декабре 1896 г. им было изложено основное содержание «Рассуждений по вопросам морской тактики». Принимали активное участие в работе собрания А.С. Попов – изобретатель радио, А.Н. Крылов – ученый кораблестроитель. Уделялось серьезное внимание доставлению членам Морских собраний эстетических удовольствий. Литературно-художественные вечера проходили с участием знаменитых певцов, популярных поэтов, писателей, артистов императорских театров. На сцене Морских собраний выступали К.А. Варламов, А.К. Лядов, Н.А. Римский-Корсаков, П.А. Стрепетова, Н.Н. Фигнер. Частыми гостями на сценах Морских собраний в Кронштадте и в Санкт-Петербурге были артисты итальянской оперы: пианист М. де Сантес, солист Г. Чиарди и др.


Библиотека Кронштадтского Морского собрания

Важное место в Морских собраниях занимали библиотеки, в которых офицеры имели возможность повышать образовательный и военный уровень, проводить занятия и коллективное обсуждение военно-морских вопросов. В них имелась литература самых различных областей знаний, но в первую очередь военно-морские и периодические издания, в том числе иностранные. С 1848 г. стал регулярно поступать журнал «Морской сборник», где нередко печатались статьи и членов Морских собраний. Членами библиотеки считались обязательно все офицеры и врачи Балтийского флота. Они отчисляли на нужды библиотеки 1 процент своего жалования. Библиотекарем в то время стал инициативный офицер флота С.И. Неделькович, при котором книги были установлены по новой системе и составлены подвижные каталоги на отдельных карточках по системе введенной в императорской публичной библиотеке. На 1 января 1913 г. в библиотеке было 67281 книга и большое количество сброшюрованных газет. Библиотека занимала в 1895 г. – 5-е место, в 1908 г. – 9-е место среди библиотек России и составляла по праву гордость Балтийского флота.



В Морских собраниях для членов семей устраивались балы, маскарады, благотворительные вечера и обеды, что в большей мере способствовало их сближению, установлению между ними непринужденных товарищеских отношений. Организовывалось чтение лекций. Тематика их была разнообразной: о близорукости детей школьного возраста и о мерах борьбы с ней, что такое туберкулез и др. В печати об этом давались сообщения. Для детей организовывались детские вечера и праздники, елки, на которых им за счет собрания раздавались подарки.


"Вестник Либавы" 1906 год




"Вестник Либавы" 1911 год

Активной деятельность собраний была там, где офицеры расчетливо распоряжались имеемым капиталом. Капитал офицерских Морских собраний складывался из денежных ресурсов, которые находились в распоряжении собрания для выполнения возложенных на него задач. Положением офицерских собраний были определены следующие источники денежных средств: поступления из государственного бюджета, взносы офицеров и собственные доходы собрания. Из государственного бюджета Морские собрания Балтийского флота получали 3 вида пособий: на улучшение общественного быта офицеров, на наем, отопление и освещение помещения собрания и в виде единовременной безвозвратной помощи. Например, в связи с учреждением Гельсингфорского Морского собрания император повелел отпустить ему в 1911 г. пособие в размере 750 рублей. Другой источник средств офицерского собрания – денежные взносы офицеров, которые подразделялись на ежемесячные, единовременные и ежегодные. Так, в Кронштадтском и Ревельском Морских собраниях из денежного содержания офицеров проводились вычеты за год: у адмиралов – 24 рубля, штаб-офицеров – 18, обер-офицеров – 12. С лиц получивших приглашение посещать собрание, членские взносы не взимались. Так же как и с флотских офицеров, находящихся в командировках и причисленных к другим портам, где имелись свои собрания. Расчеты в этих случаях между собраниями производились в конце каждого отчетного года за действительно проведенные в порту зимние месяцы. Ежегодно сумма взносов могла меняться, что оговаривалось на общем собрании и закреплялось уставом. Третий источник – собственные доходы собрания. В различных собраниях они были далеко не одинаковы, что обуславливалось местом нахождения собрания, продолжительностью существования, развитием хозяйства, умением рационально его вести. Собственные средства пополнялись за счет доходов от игр, чтения в собрании публичных лекций, проведения вечеров, а также за счет сдачи в наем помещений, от продажи вин и карт. Были и другие поступления. Например, в Морском собрании Адмиралтейского завода сдавали на прокат посуду, а в Кронштадтском – за плату на прокат предоставляли яхты и буера. Все денежные средства офицерских собраний делились на запасной и расходный капиталы. Запасной капитал являлся как бы резервным. Целью его создания было избегать единовременных, крупных платежей членами собрания, т.е. обеспечить функционирование собрания, не прибегая к резкому увеличению членских взносов или к займам. Расходный капитал предназначался для финансирования всей текущей деятельности собрания. В него зачислялись средства, поступившие из государственного бюджета, членские взносы офицеров, прибыль от столовой и буфета, плата за игры и др. Морские собрания были освобождены от патентного налога, так как хозяйственная деятельность собраний не носила коммерческого характера. Например, главными статьями прихода Кронштадтского Морского собрания в конце 19 века были: ежегодная императорская субсидия на содержание собрания и торговые права (4600 руб.), членские обязательные взносы (до 9000 руб.), необязательные и с постоянных гостей (до 4000 руб.), плата за игральные карты (до 3000 руб.), за вино (до 7000 руб.) и т.п.


"Вестник Либавы" 1907 год

Постоянный же расход составляли: жалованье вольнонаемным служащим при собрании, покупка и ремонт вещей, содержание летнего помещения и оранжереи, обзаведение посудой, покупка вина и карт, освещение, устройство художественных вечеров и пр. В 1901 г. собрание имело запасного капитала 12000 руб. Морские собрания на свои средства могли приобретать имущество, в том числе и недвижимость, образовывать заемные капиталы. Им принадлежало все имевшееся в собрании: мебель, посуда, книги, картины, макеты кораблей и т.д. Каждое собрание имело счет в государственном банке, бланк со своим обозначением. Свидетельством высокой оценки деятельности собраний являлось разрешение Морским собраниям на зданиях, яхтах, шлюпках иметь особый флаг. Он был белого цвета, с синим вертикальным крестом, военным флагом в правой верхней четверти, и синим якорем в левой нижней четверти, по сторонам якоря помещались начальные буквы названия собрания.


Флаг Морского собрания Порта императора Александра III


Для всех без исключения членов и гостей собрания обязательным было исполнение правил уставов собраний, постановлений советов старшин, которые имелись в каждом собрании в достаточном количестве и выдавались казначеем бесплатно. Допустившие нарушения члены и гости приглашались на ближайшее заседание совета старшин, которые в зависимости от ситуации могли запретить посещать собрание на определенный срок или окончательно исключить из членов или гостей. Так как для многих офицеров собрание в буквальном смысле слова было домом на берегу, где моряк, особенно неженатый, проводил практически все свободное от службы время, общаясь с сослуживцами, то такое наказание являлось очень суровым и приравнивалось к исключению из общества офицеров. Многие вопросы в собраниях решались после дискуссий на общих собраниях. В первую очередь Морские собрания способствовали преемственности офицерских традиций, поддерживали своих членов духовно и нравственно. В то же время нельзя идеализировать работу Морских собраний флота Балтийского моря. Их деятельность напрямую зависела от состояния кораблей, его активности в морских баталиях и опыта учебных плаваний, а часто и от исторических личностей, управляющих государством и военным флотом”.

Выдержки из работы В.П. Масягина «Морские собрания благородная профессиональная традиция офицеров Российского флота»


Морское собрание порта императора Александра III. Фото 2016 года