Кооператоры. Димка

1989-90  

Димка закончил МИФИ - мама была врачом, отец - главный инженер крупнейшего в Прибалтике производства. Азарт, авантюризм, любовь к диссидентской литературе и сложному джазу прорастали в нем одновременно. Перестройка коснулась всех, но Димку она зацепила за живое. Вагон стиральных машин из Кирова сменяла фура с продукцией латвийской фирмы "Straume". Операции становились рискованнее. Димка начал играть по-крупному. Ставки росли. И однажды он проиграл...

Это были даже не 90-е, а самое начало возбужденно-манящей, тревожно-опасной эпохи. Большинство так и не поняло, что произошло. Но звериные инстинкты молодых и наглых подсказывали приближение, чего-то огромного и неизбежного. Так, раздувая ноздри, внюхиваются в холодный воздух дикие звери, чуя весну. Все шли, словно по молодому льду, удивляясь своему нахальству, смелости и бесшабашному любопытству, зная, что лед в любой момент может надломиться, но, не желая знать и видеть конца этому смертельному приключению.

Димка поразил сразу. Как яркая нездешняя перелетная птица, заглянувшая к нам по пути в своё неординарное государство − в длинном дорогом плаще, с большой спортивной сумкой, в кожаных перчатках с обрезанными пальцами. Три месяца функционирования моего кооперативного магазина научили многому, но удивиться все-таки пришлось.

− Газовые пистолеты не интересуют? Мне сказали − с тобой можно иметь дело.

Димка стоит в зале, небрежно облокотившись на стойку прилавка. Внутри прилавка, на полке, прикрытая занавеской, стоит моя сумка. В ней, приобретённый недавно, ТТ с одним патроном в обойме. Я становлюсь напротив.

− Посмотреть можно? - спрашиваю я.

Димка возится в сумке и достаёт черный маленький пистолет. Небрежно вертит его в руке и с чрезмерным пафосом говорит:

− Такие видел когда-нибудь?

Странное было время. Мы все играли в новую азартную игру. Каждый сам выбирал для себя ставки и столы. Кому-то везло больше, кому-то меньше, но фарт всегда был рядом.

Я облокачиваюсь на стойку, лезу другой рукой в сумку и выкладываю перед Димкой огромный, потертый на гранях, ТТ.

− А ты такие видел?

Это было начало нашей короткой, но удивительно насыщенной яркими событиями, дружбы. Тонкий лед потрескивал под нашими ногами, но служил опорой какое-то время. Я чаще оглядывался на спасительный берег, а Димка несся вперед. Все быстрее, быстрее. В своих кожаных перчатках с обрезанными пальцами, азартный и гениальный, не чувствуя горизонта, навстречу беде. Мы проедем с ним Советский Союз с севера на юг. Он покажет театрально-интеллектуальную Москву. Познакомит с богемой, с бандитами, но все это в калейдоскопном вихре. Под ночное цитирование наизусть целых глав из "Мастера и Маргариты". Под слепящие фары встречных машин, Патрисию Каас, "Любе" и "Кино". К горизонту, за горизонт...

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.