Тишина





Тишина. Вот, что первое обрушивалось на Барте. После года жизни в человеческой суете, после вечно включенного телевизора, радио, звуков большого дома за стеной и даже постоянного шума морского прибоя, как только выгружались вещи, заглушался двигатель, привезшего тебя автомобиля и ты шел к реке - обрушивалась Тишина. До шума в ушах, когда слышно биение твоего сердца, когда один речной запах залечивает твои житейские раны, а течение реки становится движением жизни в твоем теле, уносящим в своих прозрачных водах все накопленное за год, и ты становишься таким же чистым и послушным, как бегущая в теле реки вода, и жизнь твоя становится подобной лодке пущенной по течению с поднятыми веслами, иногда касаясь то одного берега, то другого. И хочется плыть так в бесконечность, глядя в проплывающее над тобой небо, не загадывая и не оглядываясь назад, подчиняться влекущей тебя природной силе, доверяясь ей полностью и безоглядно, впитывая в себя ускользающее движение.
Вечером тишина подхватывается верхушками берез на высоком берегу, шумит листвой и отражается в тебе эхом, волнует воспоминаниями. А ранним утром тишина скована тайной тумана над рекой, и ты пробираешься сам, на ощупь, к своему счастью, оставленный тихим прозрачным течением, но оно ласково наблюдает за тобой сквозь ветви, склоненные к воде, ты чувствуешь эту поддержку и ты справишься.