Мальта. Барракуды



После заката, ночь накатывает сразу, неотвратимо. На буксире зажигают кормовой прожектор, который большей частью освещает воду. На свет собираются стаи морской живности, до поры, беззаботно кружась перед судном переливами блесток. Завидев впереди мерцающие глубины, армада морских хищников, подобно узким миноносцам, прибывает строго по расписанию. Прозрачная до самого дна  вода позволяет наблюдать за разыгрываемой драмой. Начинается охота.
Быстрые, как молнии, барракуды настигают жертву. Стайки рыб уворачиваются, скрываясь в тени причала, распадаясь на фрагменты, пропускают сквозь себя хищные торпеды. Досыта наевшись, потяжелевшая эскадра уходит в темноту бухты.
Были дни, когда барракуды кружили в одиночестве. Тогда суровые болгары с буксира пытались привлечь внимание наживкой на крючке или достать их спиннингом, но не менее суровые хищники бесстрастно проплывали мимо. В какой-то момент меня начинает раздражать царственная стать обнаглевшей стаи. Я иду в машину, приношу из мастерской пачку сварочных электродов. При очередном маневре эскадры швыряю электрод в воду, который, вонзаясь, молнией проносится мимо хищников. Стая останавливается и удивленно провожает летящий в глубину предмет. Очевидно, не найдя в мозгу опасных ассоциаций, они трогаются дальше. Второй электрод, пройдя сквозь строй, вносит сомнение в их сплоченные ряды - острые взгляды рыб уже не такие уверенные в своей исключительности и безнаказанности. Они сбиваются в банальный косяк и поспешно покидают залитую светом площадку.
Я торжествую.



(Посвящается Latvenergo и другим монополистам)