Морской город



Я видел эти дома и раньше в своей жизни, ходил по этим улицам, проезжал на машине по пустынным кварталам. Заросшие аллеи всегда притягивали своей загадочной тишиной. В теплые, погожие дни я часто гулял по тенистым дорожкам парка, зная лишь, что все это было давным-давно: жизнь ушедшей эпохи, как следы на песке–призрачные, почти исчезнувшие. Увядание архитектуры, так гармонично слившейся с природой в этом историческом заповеднике грусти и забвения, хотелось принимать, не вдаваясь в подробности, как некую неизбежность, печальный конец красивой сказки под вечерний набат церковного колокола. Покидая эти улицы на месяцы, а, иногда, и годы, я возвращался сюда снова и снова. Не сдерживаемая никем природа, неумолимо заполняла собой трещины стен, обживалась на крышах, заглядывала в заколоченные окна офицерских флигелей, как неотвратимая старость пожирает лицо и тело некогда молодого, полного жизни и планов, человека. Но ровные линии проспектов и перспектив, кирпичные тротуары, все это, заросшее и побитое, продолжало кричать о своей нерастраченной молодости, задоре и грандиозных планах, не сдаваясь времени и забвению проходящих мимо, настойчиво ждет воскрешающего пасхального звона колоколов Морского Собора.