Крабики



В портах Южной и Центральной Америки, где нет ближайших достопримечательностей, а город или далеко или его можно разглядеть насквозь с палубы мостика, только и остается идти грустить в прибрежные камни или любоваться прибоем на пляже.

В таких походах неизменными спутниками, со своей скрытой от невнимательного взгляда прохожего жизнью, являются крабики. Можно не догадаться о их существовании, если просто бодро шагать вдоль берега, любуясь тропическими птицами и близлежащими джунглями, но стоит только присесть на камень у воды, как через несколько минут вокруг тебя начнется глобальное шевеление. Кажется, что двигаются сами камни с галькой. Ты недоуменно поворачиваешь голову и ... все замирает. Так повторяется несколько раз пока ты, прикинувшись местным камнем, и сконцентрировав взгляд в одной точке, начинаешь через какое-то время наблюдать, как из всевозможных укрытий вылезают крабики. Крохотные, с ноготь мизинца, под цвет гальки они сразу начинают спешить куда-то по своим лилипутским делам, не обращая внимания на набегающую волну, только пригибаются под слоем воды, замедлив свой бег. Иногда появляются особи покрупнее, и ты понимаешь, что главной заботой этого Вавилона являются поиски пропитания. Ты делаешь неосторожное движение и ... опять все исчезает. Только камни блестят, и шевелится вода. Было ли это или только показалось?

Однажды во время отлива я, приняв облик валуна и собрав волю в кулак, добрых полчаса снимал на камеру работу целой колонии крабов-копателей, которые рыли убежища в подсыхающем пляжном песке. Они боком, смешно выносили в двух лапах шарик песка, бросали его в нескольких метрах от норы и шли обратно за новой порцией. Даже за одним таким строителем было бы приятно наблюдать, а здесь трудилась целая бригада неутомимых тружеников. Когда силы мои иссякли, я встал. Крабы, кто с ношей, кто, выставив из окопа перископы, уставились на меня. Замерев на мгновение, они бросаются врассыпную, те, кто был наверху, дружной толпой человек в двадцать бегут вдоль берега. К несчастью мне тоже нужно в ту сторону. Переборов страх, я захожу в прибрежные джунгли, и там, в ожидании укуса ядовитой змеи, наблюдаю, как они, пробежав по инерции сотню метров, наконец, останавливаются, заметив, что преследователь отстал. Потом, посовещавшись, осторожно двигаются обратно мимо меня. Я выхожу из своего укрытия, чем придаю им дополнительное ускорение, долго смотрю им вслед и иду на судно.