Часть 2. Первый обстрел Либавы германским флотом 2 августа 1914 года

Прежде, чем обратиться к корреспонденциям русских газет августа 1914 года, необходимо сделать некоторое отступление.

В первой части статьи «Обстрел Либавы германским флотом 2 августа 1914 года» представлены выдержки из книги немецкого историка, члена германской исторической комиссии при Морском Архиве в Берлине Рудольфа Фирле «Война на Балтийском море. Том I». В своем труде автор пытался тщательно придерживаться хронологии фактов о развитии боевых действий на Балтийском море, объективно отмечая ошибки и явные промахи германского командования и отдельных командиров кораблей. Цитируемый отчет командира крейсера «Аугсбург» капитана 1 ранга Андреаса Фишера вступает в некоторое противоречие с многочисленными публикациями в русских газетах, освещавших те же события 2-го августа. Главным противоречием является упоминание Фишером неблагоприятных для обстрела погодных условий.

Далее – выдержка из книги Р.Фирле:
«…он (Фишер) пишет в своем военном дневнике: «Тем временем в Либаве, которую из-за тумана не было видно, поднялся высокий столб дыма с молниями и облачками. «Магдебург» открывает огонь по берегу. Сигнал с «Магдебурга»: «Нас обстреливают»….

…Эта выдержка из дневника ясно указывает, как трудно участникам первых боевых операций составить себе верную картину. «Аугсбург» и «Магдебург» имели предвзятое мнение о сильном русском противодействии. Они приняли береговые взрывы с огнем за стрельбу; на самом деле это русские начали разрушать свои портовые сооружения.

2–го августа в 20 ч. главнокомандующий получил радио «Аугсбурга» следующего содержания:
1. Поставил минное заграждение (указаны квадраты, расположение от 5 до 20 миль от Либавы).
2. Бомбардирую Либаву.
3. Либава горит.
4. Веду бой с неприятельскими крейсерами.

Полагая, что русские открыли огонь, командир «Аугсбурга» поспешил поставить все свои мины. Впечатление, что русские суда выходят из гавани, создалось благодаря тому, что во всех трех воротах аванпорта были затоплены пароходы, которые своими трубами и мачтами торчали над водой. Это было «Аугсбургу» не известно. При очень плохой видимости, огне и дыме в районе порта эти, торчащие из воды мачты и трубы могли действительно быть приняты за выходящие военные корабли. Появление отмеченных в боевом дневнике «Магдебурга» в 20 ч. 12 мин. неприятельских миноносцев, виденных с марса (площадка на мачте), может быть приписано излишнему возбуждению; на самом деле в Либаве не было военных кораблей».


Крейсер "Augsburg". Носовые 105-мм орудия.

Рудольф Фирле справедливо отмечает «излишнее возбуждение», приведшее к ряду ошибок в этой операции крейсеров «Аугсбург» и «Магдебург». Но, принимая за истинные многочисленные (с русского берега) свидетельства очевидцев обстрела о том, что погодные условия в тот вечер были благоприятными, как для променада по либавскому пляжу, так и для детального рассматривания происходящего на рейде, можно предположить, что, прикрывая свою ошибку в оценке ситуации и, поспешно отправленную в ставку телеграмму, плохой видимостью – туманом и дымом, капитан 1 ранга Фишер, сознательно пошел на искажение фактов в своем отчете.

Надо отметить, что ровно через год 6-го августа 1915 года, в бою с русской канонерской лодкой «Сивуч» в Рижском заливе, столкнувшись с жестким отпором, командир «Аугсбурга» радировал командующему германской эскадрой адмиралу Шмидту о том, что ведет бой с… русским линкором «Слава». Шмидт поспешил со всей эскадрой на подмогу подчиненному, а увидев, что немцам противостояла одна-единственная канонерская лодка, пришел в ярость, сделав выговор командиру «Аугсбурга».



«Рижский вестник». Август 1914г. Подробности обстрела Либавы.



"Купчинский в «Петербуржском Курьере» передает подробности обстрела Либавы: «Внутри госпиталя упало 55 снарядов, в бомбардировку 20 июля (2 августа), когда всего были выпущены не десятки, а сотни снарядов. Несмотря на то, что над госпиталем развевалось семь флагов Красного Креста – пробит во многих местах докторский дом, испорчен двумя гранатами дом главного врача; одна граната влетела в окно 6–го барака, совершенно исковеркав пол и стены; один снаряд попал в фундамент 10 родильного барака; снесен снарядом угол прачечной и в 9–м бараке уничтожена труба. Очень густо падали снаряды у помещения госпитальной команды, и 6-го барака. Сбит самый флаг Красного Креста.
Кроме того, много снарядов упало на дороге и в палисадник госпитальных зданий. Против конторы морского госпиталя упало 10 гранат, на Портовом шоссе, у докторского дома 11, около квартиры главного врача 14 снарядов и против аптеки 1.
         Таким образом, всего по госпитальному району сделано 86 выстрелов. Между госпитальным районом и казармами упало 14 снарядов.
Повсюду в порту ямы и выбоины от гранат и 4–дюймовых морских снарядов. Эти снаряды легко пробивали стены четверть и пол-аршина толщиной.
Позже, подробнее опишу результаты всей бомбардировки. Сейчас интересны хотя бы эти данные. Несмотря на то, что немцы стреляли по пляжу на расстоянии трех верст, зримому простым невооруженным глазом, прекрасно видя на пляже в то время много гуляющих, преимущественно дам и детей,– случайно жертв не было.
        Точный итог выпущенных снарядов не поддается установлению, так как часто был слышен только сплошной гул. Никакой паники тогда не создалось. Все стали петь «Боже Царя храни», и крики «ура» публики слились с гулом снарядов.
Сейчас на горизонте ежедневно появляются суда. Вчера их было 15. Защитники порта и города бодро и энергично готовятся встретить неприятеля.
          Не лишне дополнить, что, собственно, по городу было сделано всего 15 и то очень неудачных выстрелов; два снаряда упали в воду, шагах в 20 от пляжа, два упали между 6 батареей и кургаузным садом. Один– против красильной фабрики Эйзнигера и 5 в море против маяка, что у таможни. Кроме того, одна граната упала в канал против таможни, три в «Ковно», одна на «Казино» у порта контр-агентства Савицкого, одна у водокачки и одна во дворе по Лазаревской улице, где опрокинула бочки с водой и засыпала землёй сарай. Из населения никто не пострадал, хотя это и было около 8 с половиной часов вечера, когда повсюду бывает много гуляющих.
          Обстрел Либавы продолжался 45 минут. Еще рано утром в этот день было замечено на море, верстах в пяти от морской сигнальной станции, стоящим неподвижно одно неприятельское судно. К вечеру к стоявшему все в том же месте судну присоединилось еще четыре, и вместе они исчезли за горизонтом. В 8 с половиною часов показалось три судна, и дымы на небосклоне севернее военного порта. Были видимы 4-х и 2-х трубные суда, а также меньших размеров, которые через несколько минут на расстоянии 6-8 верст начали обстрел аванпорта. «Точно ощупывали»,– так рассказывали очевидцы. Все снаряды первое время падали только в море. Потом неприятель подошел на три версты и открыл огонь по госпиталю и порту. Такова в кратких данных картина бомбардировки. Несмотря на близость неприятеля, часто видного в море простым глазом, настроение в городе бодрое и превосходное».



Схема обстрела госпитального района. Подготовлена Георгием Томчук. Увеличить.




Дом главного доктора, пострадавший при обстреле.

Здание бывшего хирургического барака. 2016 г.


Стена хирургического барака, пострадавшая при обстреле.


Бывшее родильное отделение.


Здание бывшей госпитальной команды.

Очевидно, главной целью обстрела в порту императора Александра III был не госпиталь, а электростанция Военного порта, расположенная между районом госпиталя и Манежем. Вероятно, высокие трубы Манежа и электростанции служили ориентиром при прицеливании комендоров "Аугсбурга" и "Магдебурга", но при "недолёте" легли на территорию госпиталя.


Сохранившаяся до наших дней труба электростанции порта имп. Александра III.

Газета «Новое время». Август 1914 года. Появление германских крейсеров в виду наблюдательных постов. Бомбардировка Либавы (20 июля ст.с.) 2 августа.
«Либава была совершенно оставлена. Ни одного военного корабля в порту не осталось. Как указано выше, было отдано приказание уничтожить все портовые сооружения. 2 августа состоялась бомбардировка Либавы судами германского флота. В этот день по сведениям городских властей Либавы, германская эскадра появилась в море в составе 12-ти больших и 6–ти малых судов. По расчету времени эскадра крейсировала между Виндавой и Либавой, держась далеко от берега. В 20 ч. 20 мин. от эскадры отделились 2 крейсера, взявших курс на Либаву; подойдя на дистанцию около 40 кабельтовых (7,5 км), они открыли огонь по военному порту и городу. Бомбардировка началась в 20 ч. Вечера и продолжалась 30 мин., после чего крейсера присоединились к эскадре, скрывшейся затем на юг. С берега на огонь не отвечали, так как порт был безоружен. В городе повреждений не оказалось; за городом был сожжен провиантский магазин, около 25 снарядов попали во 2–ой и 4-ый районы военного порта, повредив несколько зданий. По-видимому, перед бомбардировкой неприятельские крейсера поставили близ Либавы минное заграждение».

«Рижский вестник». Август 1914 г.
«Выстрелы германского военного судна, по словам «Lib. Zeit», не причинили ровно никакого существенного вреда. С дикою бесцеремонностью, свойственною обезумевшему племени, германцы палили также по беззащитному пляжу, но без всякого успеха. Везде царит образцовый порядок. Немецкие гранаты выкатываются и продаются любителям в память по 15-20 руб. за штуку. После бомбардировки энтузиазм публики и готовность пожертвовать всем за Царя и Отечество еще усилился».



«Рижский вестник». Август 1914 г. Выброшенные оцинкованные цилиндры.
«Вблизи кургауза выброшено волнами на пляж 7 цилиндров из чистой оцинкованной жести, длинною каждый до 4 футов (120см) и диаметром около фута (30см). С одного конца цилиндры запаяны, а с другого – закрыты крышками с винтовыми нарезами. Цилиндры служили вместилищем для снарядов, выпущенных германскими военными судами в Либаву. В каждом цилиндре – отделения для нескольких снарядов. Из надписей на цилиндрах видно, что снаряды, бывшие в них, изготовлены в 1905, 1910 и 1912 годах".



«Вестник Либавы». Август 1914 года. К бомбардировке Либавы.
«А.Суворин, побывавший на днях в Либаве, сообщает в «Новое время» следующие данные о бомбардировке Либавы и порта. Во время обстрела Либавы на порт и город выпущено всего около 300 снарядов. Насчитано всего 169 ям от взрывов гранат в земле.

Какая-то старушка контужена осколком. Один из снарядов упал в 20 шагах отстоявшего во фронте отряда жандармов, однако снаряд разорвался лишь в верхней своей части, 2/3 же снаряда заряжены мелинитом, поэтому никто ранен не был. Над зданиями госпиталя развевалось 6 флагов с красным крестом, в самом же госпитале находились больные. На госпиталь направлено было всего 86 снарядов. После обстрела порта германские суда дали 10 выстрелов в сторону гулявшей по пляжу публики.

Германские крейсера ежедневно появляются на высоте Либавы. Первого августа обстрелян был Паланген, причем стреляли с тщательным прицелом, выпуская по каждому зданию по одному снаряду, а потом еще по одному. Ранен был в бедро солдат, после первого снаряда отправившийся в дом спасать забытое казенное добро. Седьмого августа над Митавой пролетал германский аэроплан, освещая город прожектором».



«Вестник Либавы». 4 августа 1914 года. Манифестации.
«В воскресенье 2 августа около 21 ч. 30 мин. большие толпы народа, собравшиеся на главных улицах, пели народный гимн, который перемежался с несмолкаемыми криками «ура!». Толпа направилась и к дому, в котором живет полицмейстер, который обратился к собравшимся с речью. Манифестация закончилась лишь около полуночи. Такие же манифестации происходили и в понедельник, при чем манифестанты направились к дому, в котором проживает английский консул, который вышел к манифестантам и сказал им несколько слов о сочувственном отношении Англии к России».



«Рижский вестник». Август 1914 г. Известия о пароходах Русско-Азиатского общества.
«Русское слово» сообщает, что Русско-Азиатское Пароходное Общество, в виду начала военных действий, прекратило рейсы между Либавой и Нью-Йорком. Находившиеся в пути пароходы о прекращении рейсов были предупреждены по радиотелеграфу, Пароход «Царь» остался в Нью-Йорке. «Двинск», застигнутый известием в Атлантическом океане, также поспешил в Нью-Йорк. Пароход «Курск» шедший с 400 эмигрантами по пути в Либаву, из Немецкого (Северного) моря успел вернуться в английскую гавань Портленд. «Рубония» укрылась в Капштадте (Кейпта́ун). Все остальные пароходы общества укрылись в русских гаванях Балтийского моря».



«Рижский вестник». Август 1914 г. Стратегическое хулиганство.
«Компетентные морские круги указывают на тот поразительный факт, что германский флот в Балтийском море, как и в Адриатическом австрийский флот, избегает серьезных боев. Флоты эти находятся в состоянии временного бездействия, если не считать серьезными такие операции, которые характеризуются специальным термином «стратегическое озорство» (в английских специальных сочинениях–«стратегическое хулиганство»), т.е. военные предприятия не обусловленные никакими практическими соображениями и рассчитанные на нанесение невоенного ущерба населению неприятельской страны.

Австрийские суда занимаются бомбардировкой адриатических портов Балканского полуострова, а в Балтийском море германский флот пытается проявить силу в расстрелах маячных и таможенных зданий и городов, лишенных какого бы тони было стратегического значения, вроде Либавы.

В итоге подобные дикие развлечения германских морских начальников неизбежно приносят громадный вред самому же немецкому делу. Особенно наглядно это проявилось в примере с пресловутой либавской бомбардировке крейсером «Аугсбург».

Бомбардировка была начата при нормальной обстановке курортной либавской жизни. На пляже находилась, как всегда, масса нарядной публики, большая часть которой принадлежит к числу местных немецких обывателей. Все они с интересом следили за крейсером, который подошел настолько близко к берегу, что люди на судне были свободно видны с пляжа, и затем открыл огонь по порту. Выпустив некоторое количество в порт и, меду прочим, несколько снарядов специально в госпиталь, крейсер не мог удержаться от соблазна и выпустил затем два снаряда в публику на пляже.

К счастью, оба снаряда зарылись в берег, подняв громадные столбы песку, ни убитых, ни раненых не оказалось. Один из очевидцев рассказывает о громадном впечатлении, которое было произведено такой выходкой немецкого крейсера на жителей Либавы. Дамы, мужчины и дети, охваченные ужасом, конечно, бежали с обстреливаемого пляжа, возмущаясь и проклиная германских моряков, нашедших нужным избрать слишком, пожалуй, легкую и безопасную цель для своих боевых орудий. Моральные результаты подвига, совершенного крейсером «Аугсбург», в комментариях не нуждаются».



«Вестник Либавы». 5 августа 1914 года. Неосновательные опасения.
«В городе, у многих решивших не выезжать из Либавы, появились различные опасения в связи с переживаемым моментом. Опасения эти не имеют под собою никакой почвы. Со стороны городского управления будут приняты соответствующие меры для того, чтобы обеспечить население необходимыми пищевыми продуктами и план этих мероприятий ныне почти выработан. Одновременно городским управлением установлены основания для организации охраны мирного населения города. В четверг предстоит заседание городской думы, когда будут приняты окончательные решения по указанным выше вопросам. Во всяком случае, беспокоиться нечего. Какие бы тяжелые времена нам не пришлось переживать – сыты и охранены мы будем. Нужно быть спокойными, мужественными для того, чтобы с достоинством перенести бремя, выпавшее на нашу долю».



«Вестник Либавы». 5 августа 1914 года. Вокруг войны.
«В понедельник и вчера в течение предобеденных часов вереницы извозчиков – ломовых и легковых – направлялись к вокзалу Либаво-Роменской дороги, который уже с утра оказался загроможденным багажными местами сверх всякой меры. У билетных касс стояли «хвосты» публики, длинной чуть ли не до подъезда. Все эти люди терпеливо ждали очереди. Следует отметить, что под влиянием слухов о крайних затруднениях, встречаемых многими в пути, а также ввиду успокоительных слухов о мерах города по обеспечению населения пищей и охране порядка, очень многие, даже имея возможность выехать из Либавы, добровольно остаются в городе, решив переждать раскаты грома войны на месте.

– Около Кургауза толпы народа осматривали 4 воронкообразные ямы от германских снарядов, выбирая из песка даже мелкие осколки.

– Как это обычно бывает в подобное переживаемое время, в городе то и дело возникают из неизвестных источников разные сенсационные слухи, подчас самые вздорные. Так в воскресенье после обеда, до бомбардировки, держался упорный слух о кончине императора Франца-Иосифа и заключения перемирия. Телеграммы и события того же вечера уже успели выяснить всю неосновательность этих слухов».



«Вестник Либавы». 6 августа 1914 года. На вокзале.
«На вокзале Либаво-Роменской железной дороги вчера и третьего дня по-прежнему массы торопящихся уехать из Либавы загромождали своим багажом пассажирские помещения и густой толпой стояли у билетных касс. Бывали случаи, что лица, взявшие билеты на проезд в I классе, за переполнением вагонов вынуждены были сесть в теплушки IV класса, лишь бы выехать из Либавы».



«Рижский вестник». Август 1914 года. Самоотверженная служба либавской полиции.
«Товарищ министра внутренних дел генерал-майор Джунковский приказал объявить благодарность чинам либавской полиции за самоотверженную служебную деятельность во время подвергавшей их жизнь опасности бомбардировки 2 августа германским флотом порта и города Либавы».



«Рижский вестник». 25 августа. Германский флот в Балтийском море.
«По достоверным сведениям, немцы в настоящее время держат в Балтийском море не менее 12 броненосцев старого типа, несколько крейсеров и 25 миноносцев. Ни одно из этих судов севернее параллели Либавы до сих пор не показывалось. Все держатся близ Кенигсберга и Данцига, где заканчивают погрузку боевого снаряжения. Всё снаряжение и приведение их в боевую готовность потребуют 7-10 дней, после чего хотя и можно ожидать в Балтийском море начала активной деятельности со стороны немцев, но правильнее предположить, что они разовьют эту деятельность одновременно с более серьезными действиями на сухопутном театре, до того же их балтийский флот будет находиться под защитой Данцига и Кенигсберга».




«Рижский вестник». 30 августа 1914 года. Немецкий флот.
«Русскому слову» телеграфируют, что в минувшую субботу (29 августа), около 4-х часов утра, к северу от Либавы в море была слышна сильная канонада в продолжении около 2-х часов. Как оказалось, один из крейсеров германской эскадры бомбардировал маяк Акменраг, находящийся в 6-ти верстах от Сакена. В открытом море, против Либавы, часто виднеются дымки немецких судов». (29 августа в 4 ч. 20 мин. крейсер «Газелле» обстрелял и разрушил маяк Стейнорт у Акменьрагса).



Крейсер "Gazelle".



Разрушенный крейсером "Gazelle" маяк Стейнорт.
Очень интересно. Жалко, что некоторые дома в этом районе выглядят точно как после этой самой бомбардировки.Какая все таки богатая история у этого места и, увы, как печально сложилась его судьба.
Труба электростанции была снесена в 2018 году. В настоящее время на ее территории ведется стройка