Часть 2. Визит Александра III в Либаву в 1893 году. Закладка военного и коммерческого порта




Журнал «Всемирная иллюстрация». 1893 г. Либава и её порты. К визиту Александра III в Либаву.

"Либава – старая «Lyva portus», доселе маленький городок на балтийской окраине, известный несколько своими морскими купаниями – быстро теперь превращается в большой город с великим значением в будущем, растет с каждым днем с надеждой на великую славу, которая должна перерасти его древнюю, теперь забытую, славу и сравняться со славой важнейших городов, стать одним из главных портов обширнейшей в свете империи.


Либавский порт. 80-е годы XIX в.

Такая перемена в жизни Либавы случилась недавно. Еще несколько лет назад Либава вела так сказать борьбу за свое теперешнее значение. Когда была признана необходимость иметь открытый порт для наших военных судов, не держать их полгода в запертом льдом Кронштадте, а дать им свободу и простор, то вопрос об избрании места для военного порта имел фазисов. Управлявшие морским министерством – Краббе, Пещуров и Шестаков – последовательно высказывались в этом вопросе за Виндаву, как имеющую естественно глубокий бар, замерзающий всего на 3 недели, и реку, вдающуюся в материк почти на 20 верст с глубиною от 20 до 22 футов. Виндава и была военным портом при курляндском герцоге Якове в половине семнадцатого столетия. В это же время процветала и Либава, но её гавань не признавалась особенно удобной, потому что заносилась песком. Герцог Фридрих Казимир в 1697 г. устроил нынешнюю гавань и канал, соединяющий либавское озеро с рейдом, а прежний исток озера в море так и занесло песком.

При обсуждении вопроса о том, где устроить теперь военный порт – в Виндаве или Либаве, приняли участие министерства – военное и путей сообщения, Возникали предположения поискать еще иное место в виду некоторых неудобств соседства в одном порту военных и коммерческих судов, думали – то оставить в Либаве коммерческий порт, на который уже в 60-х годах было затрачено до 5 миллионов рублей, а в Виндаве военный, то наоборот – Либаву сделать исключительно военным портом, а Виндаву коммерческим, наконец решено все оставить в Либаве, и в 1891 году на ивангородских манёврах проект либавского военного порта и сооружения, представленный военным министром, удостоился Высочайшего утверждения.




Вскоре и закипела работа. Большая водная площадь была мысленно отгорожена на либавском рейде для нового порта. Следовало теперь поставить настоящий забор, соорудив стенки, которые сдержали бы неугомонную либавскую волну и обеспечили спокойную стоянку судов. К военным министерствам примкнуло министерство путей сообщения с проектом расширения коммерческого порта в Либаве; начались работы. Не так-то легко ставить изгороди на открытом, вечно волнующемся море; стали забивать сваи и устроили на севере от Либавы Временную гавань, в которой могли бы укрываться подвозящие материал суда; здесь определили точку начала работ.



Подряд выполнения их как по военному, так и по коммерческому порту взяли на себя известные уже своими капитальными работами этого рода контрагенты – гг. Борейша и Максимович; стали в море наваливаться камни, прошли они грядой по плану, на них навалили массивы – это так сказать кирпичи из камня сделанные, иной в 1200 (19т), а иной и в 1800 пудов (30т) весом, смотря по надобности, и вот из таких-то кирпичиков, для приготовления которых выстроен специальный огромный завод, и ставилась на море изгородь для порта. Клались кирпичи то правильно стеной, на фундамент из гряды камней, и тогда образовывался мол, то прямо набрасывались на фундамент, ложась в разных положениях ребрами – и составлялся волнолом.



Прошло три с половиной года с начала работ, и на месте воображаемой линии на море уже выросли действительные заборы. Молы и волноломы отделили от него гавань – тихую стоянку судов; осталось только одну версту провести на неогороженном месте да еще вытянуть поперечный мол, отделяющий военную гавань от коммерческой.

12 августа состоялась торжественная закладка либавских военного и коммерческого портов. Как мы видим, эта закладка почти граничит с их открытием: через год гавани в порту будут совсем готовы; останется дело лишь за постройкой портовых сооружений: доков, складов, мастерских и батарей для защиты всего этого.




Ко дню торжественной закладки на либавском рейде собрался военный флот, пришла практическая эскадра, артиллерийский отряд, суда морского училища, а 12-августа рано утром на рейд прибыла Императорская яхта «Полярная Звезда» с Их Величествами и Августейшей Семьей. Закладке предшествовал Высочайший смотр балтийского флота.



К этому времени, в почти уже готовом аванпорту, суда расположились в три линии по следующей диспозиции. Ближайшую линию (3-ю) к временной гавани и берегу составили миноносцы – их 6: «Виндава», «Нарва», «Котлин», «Моонзунд», «Гансаль» и последней в линии – яхта «Славянка».

Фланговое судно средней линии (2-й) составил только что спущенный на воду в Швеции новый учебный корвет отряда морского кадетского корпуса «Воин», за ним стали: Императорская яхта «Царевна», «Полярная Звезда», канонерские лодки «Грозящий» и «Отважный», минные крейсеры «Воевода» и «Посадник».

В 1-ой линии стали в голове крейсеры 2-го ранга: «Стрелок», «Пластун», 1-го ранга «Азия», «Скобелев» под флагом начальника отряда морского кадетского корпуса контр-адмирала Гирса, «Герцог Эдинбургский» под флагом младшего флагмана практической эскадры контр-адмирала Шанца, броненосец береговой обороны «Первенец» под флагом начальника учебного артиллерийского отряда контр-адмирала Бурачка, эскадренный броненосец «Император Александр II» под флагом командующего практической эскадрой и всеми судами на либавском рейде вице-адмирала Геркена, броненосцы береговой обороны: « Адмирал Спиридов» и «Адмирал Грейг».




Во временной гавани на пристани был устроен для торжественного дня высокий (в 6 ф./1.80м) и просторный – 27 кв.сажен – помост, и на нем поставлена открытая деревянная беседка-шатер в русском стиле, с куполом; плафон его забран материей из национальных цветов, а весь шатер декорирован алыми с золотыми каймами драпировками, устлан красным сукном и уставлен группами тропических растений.

Внутри шатра, на восточной стороне, были поставлены аналои с евангелием и иконами, а на правой стороне размещены столы с чертежами либавских военного и коммерческого портов. Шатер строили архитекторы Берчи и Кандиба. С пристани к помосту с шатром вел трап, устланный коврами и обставленный растениями"...
В. Прокофьев.
Журнал «Всемирная иллюстрация». 1893 г.


Продолжение: Часть 3Часть 4


Начало: Часть 1