Радио Краков


На пляж ходили компанией. С мячом, картами и радиоприемником. У нас, например, был VEF.
Приглушенный песком и прибоем, звук из приемника катился по берегу мягко, бархатным следом огибая тела, сумки, выемки и уступы промятых ступнями следов, находя на поверхности, настроенных на туже волну собратьев и вступая с ними, в расползающийся эхом по дюнам и набегающим волнам разговор, затухающий в островах худой, колючей осоки и рыжих кустах ивы. "Маяк" радовал надоевшими песнями, вестями с полей и бегущими по эстафете от собрата к собрату регулярными сигналами точного времени. Поэтому все слушали Радио Краков...
Интеллигентный голос ведущего неторопливо вещал о чем-то заграничном, подводя к неброским, в меру ритмичным композициям. Непонятная речь с массой "шипящих», разбавленная тихим шепотом ветра и шорохом песка, сливаясь с плеском прибоя, вкрадчиво и неутомимо нагоняла благостную дрему...
В полдень радио замолкало. Все знали и ждали эту паузу. Многие, пытаясь расшифровать таящиеся за этой тишиной звуки, делали "погромче". Пляж замирал. Тревожно и поступательно из тишины проявлялись загадочные стуки. Глухие и страшные, возникающие из ниоткуда и уходящие в никуда. Казалось, кто-то, дряхлый и старый поднимается из подземелья по древней скрипучей лестнице, стуча посохом или клюкой по рассохшимся доскам ступеней... Шаги замолкали. Наступала еще одна долгая пауза. Все знали - сейчас зазвучит труба.
Осторожно, будто пробуя силы, труба вступала, неуверенно осекалась после нескольких нот, подхватывала вновь свою пронзительно грустную мелодию, то ли зовя то ли плача, тянула ее из последних сил и обрывалась уже окончательно в тишине, замершего на эти минуты пляжа.
Эхо трубы щемяще, тоскливо вонзалось в песок, рядом. Люди смотрели в небо, на горизонт. Интеллигентный голос диктора нарушал тишину, вкрадчиво и спокойно начинал вещать о чем-то далеком и непонятном. Все знали, что это надолго и переключались на "Маяк"...
Прошло много лет. Интернет, случайным порывом, занес на экран раскрытый секрет той грустной тайны.
"Сегодня на главной волне польского радио можно услышать следующее: ровно в полдень в течение непродолжительного времени трубит труба и внезапно затихает, но спустя несколько мгновений трубит снова.
Это связано с событиями далёкого прошлого, когда грозный враг в 1241 г. осадил Краков. Дозорный, находившийся на крепостных стенах, заметил приближение монгольских войск и затрубил в трубу, чтобы предупредить об опасности. Стрела, пущенная монгольским воином, насквозь пробила горло дозорного. Другой ратник, который находился поблизости, схватил трубу с рук убитого и затрубил в неё. Краковцы были предупреждены вовремя и все, как один, встали на защиту родного города..."