Светка

Дядя Володя ходит в море матросом. Как говорят у нас в городе, на "больших", то есть "в загранку". Отец тоже ходит в море, но на "малышах", хоть и капитаном. И ловит рыбу не в океане, как дядя Володя, а в море, недалеко от берега, и "в загранке" он не был, о чем, наверное, сильно мечтает, надеется, и когда-нибудь побывает.  

Живет дядя Володя у тети Лили - худой, остроносой бухгалтерши базы океанрыбфлота. Моя мама говорит - "там она его и подцепила". У тети Лили большая квартира с удобствами и дочь Светка. Когда дядя Володя приходит из рейса, он приглашает нас в гости. К тете Лиле. 

Светка не обращает на меня внимания. Она старше на два года, учится в пятом классе и почти взрослая. Пока дядя Володя рассказывает папе про план, боны и даже про доллары, а мама разглядывает новое платье тети Лили, мы со Светкой сидим в ее комнате. Каждый в своем углу. Я на кресле, листая импортные журналы. Светка на диване с флакончиком лака для ногтей. Над головой у Светки прицепленный на ковер большой "испанский" герб из "загранки", с перекрещенными, блестящими мечами на красной бархатной подкладке.  

– Можно мечи посмотреть? – Киваю я на ковер. 

Светка лениво оборачивается, кивает в ответ:  

– Они не вынимаются. Смотри, если хочешь. 

Я залезаю на диван, трогаю серебряные рукоятки. Читаю латинские буквы на флаге - Santa Cruz, Canaries. Бархат упруго прогибается под пальцами. Опускаюсь на диван. 

– Хочешь, покажу кое-что? – Светка хитрым прищуром смотрит на меня. 

– Давай. 

– Нет. Маленький еще. 

– Сама ты маленькая!  

Светка отворачивается, берет со стола толстый журнал с закладкой, откидывает стопку страниц и начинает разглядывать теток в платьях, куртках, плащах и шубах. Я иду к взрослым. Отец с дядей Володей курят на кухне. В комнате, у накрытого стола мама с тетей Лилей смотрят такой же толстый журнал, как и у Светки... 

Зимой они приходят к нам, как говорит отец, с ответным визитом. В квартиру без удобств, с плитой и печками.  

Журналов и герба с мечами у нас нет. Есть набор открыток с обезьянами, старый ковер на полу и мои рисунки парусников. Светка не глядя перебирает альбомные листы, предлагает: 

– Скучно. Пошли на улицу. 

Мы отпрашиваемся. Выходим на темный заснеженный двор. Идем к светящемуся проему ворот. В желтом свете качающихся фонарей крупные падающие снежинки. Мы стоим на тротуаре. Вдалеке урчит серая машина с будкой. Приближается к нам. Едет посреди улицы, медленно, по пробитой в сугробе трамвайной колее.  На борту надпись "Медвытрезвитель". Светка нагибается, сминает липкий снег в комок. Машина ровняется с нами. Светка по-девичьи широко размахивается и бросает комок в машину. Снежок жирно плюхается в лобовое стекло.  

Я открываю рот. Милиционеры в кабине удивленно смотрят друг на друга. Машина проплывает мимо, удаляется, сворачивает по колее к площади. Светка тихо смеется. 

– А если бы они остановились! – Кричу я Светке. 

Она поворачивается ко мне. Поправляет съехавшую на бок шапку. 

– Правильно я тебе Playboy не показала. Маленький ты еще!.. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.