port-alexandra3 (port_alexandra3) wrote,
port-alexandra3
port_alexandra3

Categories:

История одной фотографии. Либава 1892 год




Либава. Городской канал 1892 г.

Либава. Городской канал 1892 г.




Коллекционерам либавских открыток и фотографий хорошо известен этот снимок. Идентифицируется он довольно просто: по лоцманской башне слева, которая наряду с маяком давно является визитной карточкой лиепайского торгового канала. Но почему на грузовом судне натянуты праздничные сигнальные флаги, а на пристани группа праздных, явно заинтересованных в каком-то событии, людей? И какая связь между упомянутой фотографией и картиной известного художника?  





И.К.Айвазовский «Раздача продовольствия», 1892 г.

И.К.Айвазовский «Раздача продовольствия», 1892 г.



Источник: «У знаменитого русского художника-мариниста Ивана Айвазовского есть одно малоизвестное полотно под интригующим названием «Раздача продовольствия». Картина весьма необычна. И дело даже не в том, что здесь вы не найдете главного атрибута его живописного стиля – собственно моря. Удивителен, прежде всего, сюжет этой картины. На первый взгляд, никакой особой экзотики нет: перед нами центр русского села (или уездного городка) со всеми привычными глазу приметами родной жизни. Деревянные дома, золотые купола церкви, главная улица, заполненная радостно возбужденными жителями, приветствующими несущуюся во весь опор удалую русскую тройку и её по-праздничному разодетого в красное ездока, лихо размахивающего в ответ флагом. Вот только флаг этот, расположенный в центре композиции, по-настоящему необычен на фоне окружающей его обстановки, поскольку это звездно-полосатый флаг США.





И. Айвазовский "Корабль помощи"

И. Айвазовский "Корабль помощи"



Своеобразным приквелом к этой картине служит и другое полотно Айвазовского — «Корабль помощи», посвященное прибытию в русский порт одного из кораблей американского благотворительного каравана. Оба полотна были написаны Айвазовским специально ко всемирной выставке в Чикаго  1893 года, посвященной 400-летию открытия Америки, и переданы им в дар американскому народу в благодарность за помощь, предоставленную годом ранее. То была не просто личная благодарность художника, а по сути официальная позиция российских властей, потрясённых и смущённых даже не самим голодом 1889-1992 гг и его последствиями, а тем общественным резонансом, который голод вызвал в Старом и Новом свете.


Подробнее о голоде 1889-1892 гг.


Власти Российской империи поначалу замалчивали масштабы вызванного неурожаем зерновых голода. Но...


«Но замалчивать проблему далее стало решительно невозможно. Голод был официально признан, ссуды земствам увеличены, и к концу 1892 года ситуация была взята под контроль.
Во всей этой истории было много примеров неравнодушия и отзывчивости, но самой удивительной её страницей по праву стоит признать кампанию помощи голодающим, развернувшуюся в далекой Америке. Инициатором благотворительного движения в помощь России стал Уильям Эдгар, редактор журнала «Северо-Западный Мельник», который писал в декабре 1891 года: «Пожертвуйте великодушно. Это вопрос не политики, это вопрос гуманности». Призыв, брошенный им, был подхвачен общественностью, считавшей, что помощь будет ответной благодарностью за недавнюю поддержку русскими Северных штатов в период Гражданской Войны. Но нашлись и сомневающиеся: одни считали, что странно помогать России – основному конкуренту США на мировом зерновом рынке. Другие переводили разговор в политическую плоскость – стоит ли свободной республике оказывать помощь жестокой деспотии даже в таком гуманитарном вопросе.
Пока политики спорили, со всех уголков страны стали приходить отклики людей, желающих помочь России. Губернаторы различных штатов, благотворительные организации, религиозные общины, простые граждане протянули руку помощи голодающим. Это был впечатляющий образец поистине «народной дипломатии», которой не нужны решения властей и благословение политиков. Так, в штате Массачусетс за считанные недели были собраны более 10 тысяч долларов, а в Филадельфии на пожертвованные средства организаторы закупили свыше двух тысяч тонн продовольствия, к тому же бесплатно доставив их к месту отправки. Деньги собирались везде: в школах, церквях, на благотворительных концертах и спектаклях. Порой люди были готовы отдать последнее: в газетах писали о женщинах, готовых продать украшения, чтобы купить хлеба для голодающих, юном чистильщике обуви из Сан-Франциско, приславшем свой заработок, или старике, пожертвовавшем отложенные на похороны деньги.


Стоит отметить, что огромную роль в убеждении людей (прежде всего, «образованного класса» Америки) сыграли статьи Льва Толстого, а также его личная переписка со многими известными американскими интеллектуалами. Общий размер собранных средств (с учетом стоимости продовольственных запасов) оценивался в диапазоне от 1 млн. до 1,6 млн. долларов. В то время на эти деньги можно было прокормить 800 тыс. человек в течение месяца. Оставалось только решить вопрос о том, как деньги и продукты попадут к нуждающимся в России. Серьезное недоверие к правительственным структурам Российской империи из-за их неэффективности и коррупционности предопределили отказ от более легкого варианта перевода денежных средств в пользу поставок реальных продуктов. Кроме того, было решено, что получателями помощи станут не правительственные, а общественные структуры, возглавляемые людьми с высоким моральным авторитетом, подобные тому же Толстому, чья популярность в это время в Америке была поистине невероятной.
На следующем этапе нужно было понять, кто и как доставит спасительные грузы через океан. Эту эскадру транспортных кораблей так и назвали — «флот голода» (Famine Fleet), он включал в себя пять кораблей. 22 февраля 1892 года первый «гуманитарный» пароход «Индиана» под восторженные крики 50-тысячной толпы отправился из Филадельфии в российский порт Либава. Это было по-настоящему грандиозное событие. «Подумайте только! Американские республиканцы поют русский национальный гимн. Какое братство любви!» — вспоминал один из очевидцев. В кратчайшие сроки был собран следующий продовольственный «пакет», и второй пароход «Конемаг» с 2,5 тыс. тонн продовольствия на борту отправился в путь уже в конце апреля. Аналогичным образом были отправлены и другие корабли «флота голода»: «Миссури», «Тьюнхед» и «Лео».


И теперь мы приближаемся к разгадке — какой момент истории в жизни Либавы запечатлен на нашем снимке.


Огромное спасибо историку, архивариусу РГАВМФ (Российского Государственного архива военно-морского флота г. Санкт-Петербурга) Алексею Емелину (администратор форума  kortic.borda.ru ), предоставившему выписки из газеты «Крымский Вестник»:


 Газета «Крымский вестник» за февраль-март 1892 г. о прибытии в Россию из Америки пароходов с грузом муки для пострадавших от неурожая.


«Филадельфия, 10-го февраля. Завтра выйдет в Либаву пароход “Индиано” с 29.839 мешк. и 65 бочками муки для населения местностей России, пострадавших от неурожая» (Крымский вестник. 1892. № 35. 12 февр. С. 1).


«23-го февраля выехал в Либаву генеральный консул Северо-Американских Штатов в Петербурге – Крауфорд – для встречи американского корабля “Индиана”, прибывающего с грузом пшеницы, в количестве 100 тысяч пуд., пожертвованной в пользу пострадавших от неурожая. В субботу, 22 февраля, из Нью-Йорка вышел второй пароход – “Миссури”, груженый таким же количеством хлеба, предназначенного с той же целью. 23-го февраля в Петербурге получена телеграмма из Филадельфии с запросом о согласии русского правительства на снаряжение третьего корабля, который предполагает прибыть в Россию в марте месяце. Кроме пожертвований хлебом, американцы высылают еще в пользу пострадавших от неурожая 150 тысяч долларов деньгами» (Крымский вестник. 1892. № 48. 1 марта. С. 3).


«Либава. На встречу прибывшего с грузом хлеба для нуждающихся русских губерний американского парохода “Индиана” вышли: пароход “Страж” и два частных парохода с публикой. Американцев приветствовали восторженно; произведены были пушечные салюты, матросы выстроены были на реях. Горячие овации сделаны были американцам властями и публикою, при высадке на берег раздавалось восторженное “ура”. Дихтера [очевидно, опечатка, правильно – «лихтера»] приступили на рейде к разгрузке парохода, который послезавтра пойдет в гавань.


Либава, 5-го марта. Нынешним вечером отправлен в пострадавшие от неурожая местности первый поезд в составе 27 вагонов с принятым с парохода “Индиана” грузом. Локомотив поезда убран русскими и американскими флагами» (Крымский вестник. 1892. № 52. 7 марта. С. 1).


«Либава. Сегодня город чествовал американских гостей обедом, на котором после тоста за здоровье государя императора, покрытого громким “ура” и гимном, американский консул Крауфорд, между прочим, сказал: “Все, что сделал в данном случае американский народ, бледнеет в сравнении с услугой, оказанной тридцать лет назад Россией Соединенным Штатам отправкой русского флота к нашим берегам с целью помочь нам в сохранении нашего единства и независимости, и в виде угроз всем тем державам, которые собирались сорвать с прекрасного американского флага одну из самых блестящих звезд”. В заключение речи, протянув руку графу Бобринскому, Крауфорд сказал, что передает ему, как представителю Особого комитета, груз “Индианы”. Граф Бобринский отвечал: “Цесаревич, глубоко тронутый дружелюбием и гуманными побуждениями, вызвавшими этот поступок американского народа, поручил мне выразить его сердечную благодарность жертвователям и всем принимавшим участие в этом великом проявлении братских чувств”».


«Либава. Сдав свой груз, пароход “Индиана” вчера вечером отправился в обратный путь. Весь город провожал американцев. Русское общество чествовало их особым завтраком» (Крымский вестник. 1892. № 54. 10 марта. С. 1).


«Либава. Как сообщают “Нов.”, третий день Либава чествует американских гостей. 6-го марта, в одиннадцать часов утра, капитану Сардженту представлялись на “Индиане” депутации от рабочих и либавских граждан. На приветствия рабочих капитан отвечал: “Я счастлив, что Филадельфия поручила мне дружескую миссию к великому русскому народу. Я привез дружеский подарок не только от богатых, но и от бедных американских граждан, жертвовавших в пользу русских братьев своими трудовыми деньгами”. Рабочие подбросили капитана и американского консула Крауфорда на “ура”. На окружавших “Индиану ” пароходах с публикой гремело “ура”. Приняв либавских нотаблей и власти на “Индиану”, Сарджент отдал им визит на их пароходе. В шестом часу пополудни облегченный от груза пароход “Индиана” с открытого рейда вышел в гавань, при салютах таможенного крейсера “Страж” и приветственных криках всего населения. Махали платками и шапками. В толпе слышалось “Спасибо! Благодетели! Ура!” Момент был торжественный. 5-го марта отправили 27 вагонов с мукой с “Индианы”, сегодня утром еще двадцать сем в голодающие губернии.


Пароход “Индиана” вошел в либавскую гавань под флагами: американским и русским. В публике собрана сумма денег для семьи моряка, погибшего на “Индиане” во время шторма.


7-го марта назначен был обед в честь Сарджента, а 8-го числа отъезд “Индианы” через Ливерпуль – Нью-Йорк. Сарджент очень доволен радушным приемом со стороны русских» (Крымский вестник. 1892. № 56. 12 марта. С. 3).


[Ссылка «Нов.», вероятно, обозначает «Новости и Биржевую газету»]


«Либава. Перед самым отъездом “Индианы” от курляндского губернатора получена была телеграмма, в которой командир американского судна уведомлял о пожаловании ему государем императором всемилостивейшей награды. Супругой председателя окружного суда американцам поднесена была хлеб-соль и богато вышитое русское полотенце. Священник отец Карелин, после краткой речи, благословил капитана и команду. При криках народа, салютных выстрелах, “Индиана”, осыпанная блеском фейерверка, скрылась на горизонте» (Крымский вестник. 1892. № 61. 18 марта. С. 3).


«Петербург. В Петербурге ожидается прибытие редактора “Northwester Miller” Эдгара, организовавшего в Соединенных Штатах сбор в пользу голодающих русских крестьян» (Крымский вестник. 1892. № 64. 21 марта. С. 3).


«Телеграммы (Северного телеграфного агентства). Либава, 23-го марта. Северо-американский пароход “Миссури”, везущий хлеб из Нью-Йорка, прибыл на здешний рейд и был торжественно встречен» (Крымский вестник. 1892. № 67. 25 марта. С. 1).


«Мистер Эдгар.


В Петербурге несколько дней провел весьма дорогой гость – мистер Эдгар, редактор очень распространенной в Северо-Американских Соединенных Штатах специальной газеты “Northwester Miller”, прибывший в Россию в качестве уполномоченного для передачи пожертвованных его соотечественниками муки и других продуктов в пользу пострадавших от неурожая». Далее в заметке рассказано о том, как проходил сбор пожертвований через объявления и сообщения в «Мельничной газете». Эдгар с двумя спутниками прибыл в Петербург на почтовом пароходе, и 20 марта из Петербурга отправился в Либаву для встречи парохода «Миссури». (Крымский вестник. 1892. № 68. 27 марта. С. 1). 


«Либава. По сообщению “М[осковских]. В[едомостей].”, северо-американский пароход “Миссури”, везущий из Нью-Йорка муку для пострадавших от неурожая, прибыл на здешний рейд и был торжественно встречен пароходом “Concordia”, на котором находились американский генеральный консул Крауфорд из Петербурга, граф Бобринский от Особого комитета, редактор газеты “Northwester Miller” Эдгар, консул Бернгольм из Риги и высшие власти. Военный оркестр исполнил русский и американский народные гимны. Тотчас по прибытии парохода началась его разгрузка» (Крымский вестник. 1892. № 69. 28 марта. С. 3).


Подробное описание прибытия в Либаву 22 марта 1892 г. парохода «Миссури» с 2500 тоннами муки см.: Крымский вестник. 1892. № 70. 29 марта. С. 3–4). Указано, в частности, что во встрече участвовал оркестр Венденского [резервного] батальона. 23 марта первый поезд из 33 вагонов был отправлен в Самарскую губернию. 


«Либава. 24-го марта, ночью “Миссури” окончательно разгружен. Последний мучной поезд отправится завтра утром. Такой небывалой почти быстроте разгрузки и отправки хлеба удивляются даже приехавшие сюда американцы. Третий американский мучной пароход “Conemangh” отправится 3-го апреля из Филадельфии прямо в Ригу, куда на днях поедет уполномоченный Особого комитета граф Бобринский для переговоров с правлением железной дороги относительно скорейшей отправки ожидаемого груза» (Крымский вестник. 1892. № 71. 31 марта. С. 3).


Остается сравнить публиковавшееся в газетах того времени изображение парохода «Миссури» с нашей фотографией.





«Миссури» на пути в Россию

«Миссури» на пути в Россию






"Миссури" в порту Либавы перед выгрузкой. 22 марта 1892 г.

"Миссури" в порту Либавы перед выгрузкой. 22 марта 1892 г.



И в заключение:


Источник:  «О том, насколько серьезно и с душой подходили к своей миссии организаторы, говорит тот факт, что к отправляемой кукурузе – культуре незнакомой в массе своей российским потребителям – была приложена книжечка с рецептами на русском языке, которая составила переводчица Льва Толстого — Изабелла Хэпгуд. Наиболее активные участники благотворительной миссии сопровождали груз, собираясь не только проследить за разгрузкой и распределением продовольствия, но и посетить голодающие губернии, чтобы оценить ситуацию на месте. Именно из их позднейших рассказов Америка узнала о том, с каким необыкновенным радушием встретили собранную помощь русские. Прибывших приветствовали толпы народа, на берегу оркестр играл национальный гимн США, всюду реяли американские флаги. В честь делегации проводились многочисленные обеды, спектакли и факельные шествия. В столичных газетах писали об исторической дружбе между двумя странами и рассказывали подробности о компании милосердия. Самые известные участники кампании удостоились даже аудиенции на высочайшем уровне, в ходе которой император Александр III и цесаревич Николай выражали свою признательность американскому народу, а все капитаны кораблей получили памятные подарки от имени царя. Не меньшее впечатление на гостей произвела встреча с Л.Н.Толстым, так много сделавшим для борьбы с голодом в деревне.
Во время поездки посланцы Америки были поражены великодушием и открытостью русских, восхищались их талантами, но не обошли вниманием и негативные стороны российской действительности: нищету, пассивность, невежество и фатализм простого народа. Но даже в этом они винили не самих крестьян, а, скорее, сложившуюся систему. «Будь у русского Ивана Ивановича… вместо коллективной собственности на землю индивидуальная, появись возможность использовать современные технические средства для её обработки, купить хороших лошадей, обучаться в бесплатных школах… он не уступит американскому фермеру Симпсону», — делал вывод уже известный нам издатель У.Эдгар.
Дополнительным итогом этой впечатляющей миссии было то, что она способствовала укреплению, развитию и «потеплению» российско-американских отношений. Яркой иллюстрацией этому служит широкомасштабное участие России во всемирной выставке в Чикаго 1893 года, посвященной 400-летию открытия Америки. Для участия в торжествах была отправлена целая эскадра, на борту которой были доставлены многочисленные экспонаты самой масштабной экспозиции России за рубежом. 27 мая 1893 года на борт флагманского корабля пригласили тех, кто участвовал в компании помощи, где русский посол в США вручил им ценные подарки: У.Эдгару, например, достался «серебряный кувшин с позолотой весьма тонкой работы».


Кстати, именно для участия в чикагской выставке в далекий путь за океан отправился и Иван Айвазовский, взяв с собой в качестве подарка американскому народу те самые две картины, с которых мы начали свой рассказ. Их будет ждать удивительная судьба: подаренные автором вашингтонской галерее «Коркоран», в начале 60-х годов по инициативе Жаклин Кеннеди они переедут в Белый дом, где станут молчаливыми свидетелями многих исторических событий, включая знаменитую пресс-конференцию Джона Кеннеди во время успешного разрешения Карибского кризиса. Кто знает, может сейчас самое время вновь вернуть их на сцену истории в качестве талисмана удачи?»


  Материалы по теме  


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments