Ресифи



Мы подходили к бразильскому берегу. Пустынный пляж с одинокими пальмами примыкал к самому порту. Переход был долгим, жарким, и мы быстро сговорились с поваром после обеда сходить искупаться в океане. Казалось, что до манящего желтого песка и бархатного прибоя подать рукой, надо только выйти через проходную и свернуть направо.
Пошли в чем были - затрапезных тапках, шортах и в затертых майках - не в город же. У меня был некий экспириенс добывания сока из кокосовых орехов. У повара такого опыта не было, поэтому дружно решили прихватить с собой нож. Нож был в чехле, и я засунул его за пояс, для удобства. Еще при швартовке, прямо напротив причала, мы приглядели одинокую, высокую пальму, из кроны которой аппетитно выглядывали желтые кокосовые орехи. Вариант: что тут думать-трясти надо - не прошел с ходу. Пальма была длинная и упругая, и не отвечала на энергичные позывы. Решили метать камни, благо их рядом было много. После первого броска с пальмы обильно просыпалось, но не орехами, а теми же камнями. Мы были не первыми. С проходной за нами весело наблюдала вся смена охраны. Даже с земли теперь было видно, что инородных предметов на пальме намного больше, чем орехов. Решили выдвинуться в сторону пляжа, где росли низкорослые сестры портовой красавицы, но в оперативные планы вмешались военные. Сразу за воротами порта, вдоль берега тянулось шоссе, а манящий пляж был огорожен каким-то чахлым заборчиком из колючей проволоки. Большой фанерный стенд, объясняя безлюдье райского уголка, вещал, что это территория военного полигона. Мы долго шли вдоль дороги, надеясь, на скромные аппетиты бразильских военных. Но солнце припекало, мы пролезли под проволокой и нарвали орехов с ближайшей пальмы. Утолили жажду и решили продолжить путь в поисках свободного берега. Через пару километров на горизонте замаячили какие-то строения, выходящие к самой воде. Как приятно жить в тропиках! Тапки не жмут, майку всегда можно снять и идти раздетым, рядом всегда радушный прибой теплого океана. С такими мыслями мы подошли к целому городу заселенному апологетами этого образа жизни.

Бразильские фавелы! Их пляжная разновидность представляет из себя хижины, сколоченные, скорее всего, из мусора, выбрасываемого на берег прибоем. Целые кварталы удивительной, открытой природе жизни, с оазисами цивилизации у притянутых откуда-то с шоссе проводов с электричеством. Только дома, из какой-то популярной телепередачи, я узнал, какая опасность нам грозила и какими Миклухо-Маклаями мы были, сунувшись в эту клоаку. Где-то на полпути, в центре этой деревни, мы заметили, что вызываем неподдельный интерес у местного населения. Ближе к берегу у нас была уже целая группа фанатов из местных подростков. Возгласы " Гринго!" как волны, разбегались от нас по всему городку. Пляж оказался многолюдным. Если мужское население сурово терло темы в тени картонно-пластиковых притонов, то женщины с детьми проводили весь день у воды, имитируя детские садики. Подростки же сновали между ними. Когда мы, наконец, достигли кромки воды и начали раздеваться, местные аборигены расположились амфитеатром вокруг нас, внимательно наблюдая за нашим лагерем. Отступать было некуда. Некоторую тревогу вызывала сохранность нашего скудного облачения. Нет, старых тапок не было жалко, но дело принципа. Я обвел зрителей пристальным взглядом, вытащил нож из чехла и с силой воткнул его в песок рядом с одеждой. В толпе пробежал одобрительный шумок. Решили идти купаться вместе, благо, глубина начиналась сразу у берега. Концентрация мусора и пластика в прибрежных водах Бразилии такова, что рискуешь вынырнуть с пакетом на голове и какой-нибудь дрянью во рту. Короче, долго не плескались. Выползли в песок и быстро обсохли на палящем солнце. Решили не раздавать автографы, и удалиться по-английски, не прощаясь. Подростки не отставали и даже бежали впереди, криками "Гринго!", предупреждая местное население о приближении невиданного аттракциона. Майка висела на плече, нож торчал из-за пояса - перед нами молча, расступались в особо узких местах и восхищенно провожали взглядами. Выбрались на шоссе, помахали рукой самым преданным поклонникам и двинулись обратно вдоль полигона. На полпути снова залезли под колючую проволоку и набрали в майку кокосов.
В тот раз мы, точно, "усталые и довольные"  вернулись на судно.
Целыми и невредимыми.