Categories:

Либавские тайны - "Сахалин" и "Воздушный замок"

В каждом населенном пункте помимо официальных названий улиц и районов существуют названия неофициальные — так называемые, народные топонимы. Как правило,  такое «творчество» особой замысловатостью не отличается и легко поддаётся расшифровке. Например, знакомая всем лиепайчанам «Песчанка» — любимое место купаний советской детворы у Южных фортов — теплый, в отличие от моря, подковообразный водоем с песчаным пляжем. Или «Минка» — неиссякаемый источник боеприпасов и взрывчатых веществ за городскими очистными сооружениями в те же советские годы. Про «лаумовский», «приозерье», «зелёнку» и прочие «динамки» говорить не стоит — всё очень просто. Единственно выбивается из этой чреды «смешной дом», что на улице Республиканской, который до сих пор пугает не столько своим угрюмым видом и полным отсутствием чего-либо веселого в экстерьере фасада, сколько страшной историей. В подвале этого дома в годы войны располагались застенки Gestapo, а сама политическая полиция заседала в здании напротив — сегодняшняя начальная и бывшая 4-ая школа. Но это годы советские, а что было до революции, вернее, до мая 1915-го? 

В либавских газетах встречаются упоминания какого-то загадочного «Сахалина» — народного топонима, бесследно исчезнувшего из городского обихода перед второй мировой войной, когда история эмигрантских пароходов канула в лету. И только эта заметка в газете «Голос Либавы» за март 1914 года частично раскрывает тайну:

Газета «Голос Либавы», март 1914
Газета «Голос Либавы», март 1914

 Можно было бы предположить, что «Сахалином» в Либаве называли морской вокзал в Зимней гавани, где швартовались пассажирские пароходы «Русского Восточно-Азиатского» и «Северо-Западного» пароходств.

Но с Морского эмигрантского вокзала пароходы отправлялись в трансатлантическое плавание. Пребывали же они обратно в Либаву к причалу в Торговом канале у здания Таможни. 

Пароход "Царь", принадлежащий Русскому Восточно-Азиатскому пароходству, у таможенного причала в Торговом канале
Пароход "Царь", принадлежащий Русскому Восточно-Азиатскому пароходству, у таможенного причала в Торговом канале
Здание Таможни
Здание Таможни

Поэтому, исходя из текста газетной заметки, скорее всего, «Сахалином» был именно этот причал у Таможни.

И несколько никогда не  публиковавшихся ранее фотографий упомянутого места:

Причал у Таможни, 1903 год
Причал у Таможни, 1903 год
Причал у Таможни, 1903 год
Причал у Таможни, 1903 год
Причал у Таможни, 1903 год
Причал у Таможни, 1903 год

Против версии с эмигрантским морским вокзалом и в подтверждение версии с причалом у таможни косвенно говорят расценки на извозчиков, лихо заламывавших вместо установленных 40 копеек три с половиной рубля. 

Сорок копеек мог стоить маршрут из города до Железнодорожного вокзала, но не из близлежащей к вокзалу Зимней гавани. Хотя полной уверенности в этих расчетах, конечно, нет — всего лишь версии. 

______

Еще одно название в Военном порту удалось расшифровать буквально на днях. 

В материале трехлетней давности «ЧП в Либаве. Дело Форселя» упоминался «Воздушный замок». Тогда не возникло сомнений, что это неформальное городское название Офицерского морского собрания — одного из красивейших зданий не только в Порту имп. Александра III, но и в всей Либаве. 

________

ДОКЛАД по контр-разведывательному отделению при Штабе Двинского Военного Округа

 28 января 1915 г. 

№ 2905

 Гор. Вильна 13-го сего января мною получены агентурные сведения о том, что командир Порта Императора Александра III Контр-Адмирал Форсель хотел устроить обед и пригласить на таковой взятых в плен с подбитого «Парсефаля», обстреливавшего бомбами г. Либаву, немецких офицеров и всех своих офицеров, ему подчиненных. Поступком Адмирала Форселя были возмущены наши офицеры, причем капитан II-го ранга Никифораки сказал Адмиралу Форселю, что если за обедом будут пленные, то никто из офицеров присутствовать не будет. Сведения эти будто бы известны подполковнику Степанову и ротмистру пограничной стражи Яришкину. Запрошенный мною по этому поводу Помощник Начальника Курляндского Губернского Жандармского Управления в г. Либаве уведомил меня, что 12-го сего января 4 пленных германских офицера, снятые с подбитого в Либаве «Парсефаля», были доставлены в помещение  «Воздушный Замок» в порте Императора Александра III; там был приготовлен обед и накрыт стол в офицерской столовой, в каковой комнате на мягком диване сидели два старших германских офицера; Командир Порта Генерал-Майор Владимир Петрович Форсель намеревался посадить за общий офицерский стол и пленных офицеров, но присутствовавший там старший офицер пограничной стражи Подполковник Степанов запротестовал, и тогда и морские офицеры, в том числе и капитан II-го ранга Никифораки присоединились к мнению Подполковника Степанова, находя неудобным совместный с германскими офицерами обед; прочим двум германским офицерам и 3 нижним чинам был в смежной комнате дан обед и подле приборов стояли бутылки на вид из-под пива, но что в них находилось, точно неизвестно. Генерал Форсель был любезен в обращении с пленными офицерами; они были доставлены на автомобиле на вокзал и отправлены до Риги в вагоне I-го класса; распоряжение о помещении их в вагоне I-го класса исходило якобы от Генерала Форселя. В делах Отделения имеются сведения, что жена Форселя, урожденная Эльза Клебеке, бывшая германская подданная. Она состояла второстепенной актрисой гастролировавшей в Либаве труппы, вела довольно свободный образ жизни, принимая ухаживания мужчин, преимущественно офицеров, а затем, сойдясь с Форселем, сожительствовала с ним несколько лет, а около 4-х лет тому назад вышла за него замуж; по слухам, ее родная сестра в Германии находится замужем за Полковником Генерального Штаба, служившим в Кенигсберге. Жена Генерала Форселя выезжала за границу. После первой бомбардировки она выехала из Либавы в Тверскую губернию, а около месяца тому назад возвратилась и живет с мужем в Порте Императора Александра III. Ранее по делам Отделения супруги Форсели не проходили. Начальнику Штаба Двинского Военного Округа донесено.

 Подписал: Капитан Алексеев. 

РГВИА. Ф. 2020. Оп. 1. Д. 148. Л. 6. 

________

Совершенно секретно

 Лично Главному Начальнику снабжений армий Северо-Западного фронта

   РАПОРТ

 По имеющимся в Штабе Округа агентурным сведениям, четыре пленных германских офицера и три нижних чина, снятые с подбитого в Либаве «Парсефаля», были доставлены в помещение «Воздушный Замок» в Порте Императора Александра III; там был приготовлен обед и накрыт стол в офицерской столовой и здесь на диван были усажены два старших германских офицера. Командир Порта Генерал-Майор Владимир Петрович Форсель хотел посадить этих пленных офицеров за общий офицерский стол, но присутствовавшие в собрании пограничной стражи Подполковник Степанов, капитан II ранга Никифораки и морские офицеры запротестовали, находя неудобным совместный обед с германскими офицерами; двум другим германским офицерам и нижним чинам был дан обед в смежной комнате, причем возле их приборов стояли бутылки, по-видимому, с пивом. Генерал Форсель был любезен с пленными офицерами; они были доставлены на вокзал в автомобиле и по его распоряжению помещены в вагоне I классе для следования в г. Ригу и далее. На запрос, посланный Начальнику ст. Либава, последний донес, что пленные германские офицеры действительно были доставлены из Либавы в Ригу в вагоне I класса № 54 Средне-Азиатской железной дороги. Ввиду того, что проявление особого внимания и поблажки по отношению к военнопленным не допускаются неоднократными распоряжениями Главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта, одновременно с сим предложено Помощнику моему Генерал-Лейтенанту Курлову по существу сего дела произвести тщательное расследование, и о результатах такового будет представлено Вашему Высокопревосходительству. Приложения: копия донесения Помощника Начальника Курляндского Губернского Жандармского Управления от 21 января 1915 года за № 243, копия рапорта Либавского Полицмейстера от 15 января 1915 года за № 61 и копия телеграммы Начальника станции Либава от 25 января 1915 года.   Инженер-Генерал Туманов.

 РГВИА. Ф. 2020. Оп. 1. Д. 148. Л. 8.  

________

Однако последние поиски в архивах преподнесли сюрприз. На одной из найденных фотографий оказалась интересная подпись:

Здание военного телеграфа - "Воздушный замок"
Здание военного телеграфа - "Воздушный замок"

«Воздушным замком» в порту имп. Александра III называли здание Военного морского телеграфа, утраченное в годы Второй Мировой Войны. Сейчас на этом месте натовский учебный центр.

И так, если с Воздушным замком почти все понятно — и здание конкурирует с Морским собранием, и азбука Морзе летит от адресата к адресату по воздуху, то к Сахалину, помимо спорности его расположения, одни вопросы — ведь не самое дальнее место в городе, почти центр, и на Дальний Восток наши балтийские пароходы не ходили. Такая вот народная топонимика. Не чета современной.

Материалы по теме:

ЧП в Либаве. Дело Форселя

Эмигрантские дома в Либаве. 1913 год

ул. Республиканская (до 1919 года Николаевская) "Смешной дом" по центру. Справа - бывшая ср. школа №4 (во время ВОВ в этом доме располагалось ГЕСТАПО)
ул. Республиканская (до 1919 года Николаевская) "Смешной дом" по центру. Справа - бывшая ср. школа №4 (во время ВОВ в этом доме располагалось ГЕСТАПО)

Спасибо Георгию Томчук за предоставленную фотографию Воздушного замка.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.