Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Часть 1. Записки морского офицера. Учебный отряд подводного плавания. Либава 1913-14


Либава. 1913 год

Автобиографический труд «Записки морского офицера» принадлежит перу капитана 2го ранга, морскому историку, офицеру русского императорского флота Монастырёву Нестору Александровичу (1887, Москва – 1957, Табарка, Тунис) и охватывают период с 1906 по 1924 годы.
Третья глава «Записок морского офицера» посвящена Учебному отряду подводного плавания (УОПП) в порту императора Александра III, где автор «Записок» проходил обучение с осени 1913 по июль 1914 года. Не претендующие на литературную ценность, «Записки морского офицера» раскрывают интересные детали жизни военного флота на кануне Первой мировой войны. Дополним текст автора фотографиями того времени и газетными зарисовками.



Северный мол либавского порта. 1911 г

Глава III
Приезд в Либаву. Подводный класс. Признаки войны.

В конце октября 1913 года я приехал в Либаву. Как велика была разница в природе этого сырого и пасмурного прибалтийского края в сравнении с ясным и теплым югом. Подъезжая к порту Императора Александра III открылось Балтийское море. Сквозь снежную пургу увидел я зеленовато-мутную воду этого угрюмого и неприветливого моря. Сильный северный ветер срывал верхушки волн, которые с шумом разбивались о плоский берег. Низкие бурые облака быстро неслись над морем, скрывая горизонт. Совсем недалеко, выныривая из под хлопьев снега, мчался огромный, трехмачтовый парусник, накренившись на правый борт. Он видимо штормовал и нес только одни нижние паруса. Вот сильный шквал закрыл его совсем, казалось он исчез под водой на несколько минут и потом вновь показался. Скоро мгла покрыла его и он исчез совершенно.
Collapse )





Лиепайский концлагерь 1934-1935. Часть 3



Продолжение. Начало Часть 1 Часть 2

Валтерс Щербинскис
Лиепайский концентрационный лагерь и его режим. Май 1934
март 1935


Режим лагеря (Продолжение)
Изначально комендант Лиепайского лагеря задумывался о том, чтобы создать возможность трудоустройства для тех, кто этого желал и хорошо себя вел. Трудоустройство предполагалось вести за отдельную плату на работах по благоустройству Лиепайского военного порта. Однако командир армии письмом от 18 июля запретил трудоустройство интернированных за пределами лагеря14, очевидно опасаясь возможных реакций со стороны общества. Тем не менее, в архиве сохранились данные о количестве групп интернированных, которые вывозились из лагеря на общественные работы в октябре и ноябре 1934 года. Почти каждый день на работу на кухню отправлялись 10-16 интернированных, на работе они находились разное время: от одного до трех часов. Каждые несколько дней примерно 10 интернированных отправлялись на работы по колке и распиливанию дров. Эти работы длились полтора-три часа. Еще интернированные периодически были заняты чисткой бани и охранного помещения, что по времени занимало примерно от получаса до двух часов.15
За свои личные средства интернированные могли приобрести товары первой необходимости, а также дополнительные продукты. В январе 1935 года было установлено, что в распоряжении интернированных имелось 4245,52 лата, из которых примерно половина в течение данного месяца была потрачена на приобретение продуктов, газет, стирку белья, ремонт обуви.16 Деньги тратились также на услуги парикмахера, получение рентгеновских снимков, отправку посылок. Разумеется, объем денег у каждого был разный. Подробную информацию о расходах дают денежные книги интернированных лиц Лиепайского лагеря.17 Установлено, что в июне 1934 года у 55 из 238 интернированных полностью отсутствовали средства, и стирка их белья осуществлялась за счет государства. Деньги обычно приносили родственники, но у некоторых они были с собой уже во время ареста.
Collapse )

Лиепайский концлагерь 1934-35. Часть 2

Начало - Часть 1


Здания госпиталя порта имп. Александра III. Фото 1920- 25 гг. сделано с Голубиной станции N1

На снимке (сверху) здания госпитального района порта имп. Александра III. Снимок сделан с голубиной станции N1. Справа, на первом плане - Родильное отделение, за ним павильон внутренних болезней бывшая Временная церковь, о которой подробно рассказывалось в ЭТОЙ статье. Именно в этих бараках с мая 1934 по март 1935 находились арестованные ульмановским режимом члены оппозиционных партий.Collapse )


 

Лиепая 1931-1939. Неизвестные фотографии



Изучая историю, сталкиваешься с фотографиями, которые бывает трудно, а иногда почти невозможно расшифровать, но проходит время, в руки неожиданно попадает редкая книга или публикация в старой газете,  и отложенная до поры фотография оживает, наполняется смыслом и содержанием найденных строк, соединяя оборванную, казалось бы, навсегда,  историческую цепь событий и фактов. Такими оказались снимки с расцвеченными кораблями в акватории лиепайского порта и потерпевшим аварию немецким бомбардировщиком в песке, на берегу моря. Автобиографическая книга Глеба Рара «И будет наше поколенье давать истории отчёт» помогла расшифровать эти снимки и открыть новые страницы в истории Лиепаи, объединив воспоминания очевидца с забытыми, загадочными фотографиями.
Как это часто бывает в исследовательском труде − в разгар работы над какой-нибудь темой, случается нечто схожее с чудом. В этот раз, почти готовая заметка про три фотографии, неожиданно пополнилась еще пятью оригинальными снимками отличного качества, дополнив рассказ о тех событиях – спасибо коллекционеру Владимиру Мицкевичу за помощь и сочувствие, так необходимые на этом, не всегда благодарном, поприще.

(Глеб Рар родился в 1922 году в Москве. В 1924 году его семья была выслана из Советской России в Эстонию и через полгода оказалась в Лиепае, которую автор воспоминаний в своей книге продолжает называть Либавой. В 1940 году Глеб Рар вместе с семьей репатриирован в Германию. Несколько глав книги посвящены подробному  описанию жизни в Лиепае в период 1924−1940 гг.)

Отрывки из книги Глеба Рара «И будет наше поколенье давать истории отчёт». Проиллюстрируем текст малоизвестной книги фотографиями того времени.

1931 год


Снимок сделан с балкона южной стороны здания Морского собрания. Июнь 1931 г.

«Военноморской флот Латвии насчитывал всего пять вымпелов: сторожевой корабль «Virsaitis», два минных тральщика времен Первой мировой войны «Viesturs» и «Imanta» и две подводные лодки, заказанные во Франции: «Ronis» и «Spidola». В состав флота входил и дивизион морской авиации, дислоцированный в либавском Военном порту. На моей памяти два гидроплана столкнулись в воздухе. Обломки, разбросанные по территории Северного (Лазаревского) кладбища, мальчишки потом собирали «на память». Говорили, что причиной катастрофы была водка. Летчики напились и в воздухе начали показывать фигуры «высшего пилотажа», чтобы покорить сердце, летевшей с одним из пилотов русской спортивной летчицы, которая, естественно, тоже погибла.
Collapse )
 

Фотоальбом - Либавская крепость. Батареи №1, №2, №3



Collapse )
Извините, но в начале хотелось бы обратиться к,  так мило называемым городскими властями Лиепаи, «пачкунам», то есть, на либиральном языке граффити. Или к тем, кто занимался их воспитанием или, как раз не занимался. Когда их «искусство», молчаливо одобряемое современным обществом, покрывает поверхности домов городской застройки или заборов разрушенных промышленных предприятий это вызывает негативные, но вполне устоявшееся чувства к авторам постмодернистских произведений и людям, попустительствующим этому явлению.  Когда же руки этих жертв «свободного пеленания» дотягиваются до, представляющих культурное и историческое наследие, исторических объектов, кроме отвращения и …….   ……………    ………      ……….
"
Народ, не помнящий своего прошлого, не имеет будущего". Историк В. О. Ключевский.

P.S. Особенно эмоциональные сцены в "произведениях" граффити заретушированы.

Батарея №1

Батарея №1 предназначалась для отражения атак флота противника с северного напрвления. Вооружение батареи представлено на плане Либавской крепости.




Collapse )

Фотоальбом - Либавская крепость. Северное укрепление


Collapse )



Из  "Записки по обороне Либавы" за 1904 год:
"... На укрепления Северное, Среднее и Южное, а также право- и левофланговые редуты в перешейке между озёрами назначена артиллерия противоштурмовая и для закрытой обороны рвов, а у первых трёх укреплений положено иметь придаточные батареи для орудий крепостных калибров... "



Collapse )

Фотоальбом - Либавская крепость. Пороховые погреба



Collapse )

Для хранения пороха, взрывчатых  веществ и боеприпасов, вдали от артиллерийских позиций, в глубине крепости были устроены пороховые погреба и склады снарядов. Главный склад и лаборатория находились в порту имп. Александра III, между Адмиралтейством и Батареей №2. Батареи береговой обороны №1, 2, 3 и №6 имели свои склады и погреба, непосредственно, на позиции.


Collapse )

Фотоальбом - Либавская крепость. Правофланговый редут



Collapse )

Редут -  фортификационное укрепление в виде многоугольника, окруженное рвом.

Из  "Записки по обороне Либавы" за 1904 год:
"... На укрепления Северное, Среднее и Южное, а также право- и левофланговые редуты в перешейке между озёрами назначена артиллерия противоштурмовая и для закрытой обороны рвов, а у первых трёх укреплений положено иметь придаточные батареи для орудий крепостных калибров. Всего на сухопутную сторону, считая в том числе и резервное вооружение, назначено 362 орудия, в том числе: а) пушек: 20 — 6-дм. в 190 пуд., 72 — 6-дм. в 120 пуд., 56 — 42-линейных, 28 батарейных, 20 лёгких на колёсах, 16 лёгких на тумбах, 36 противоштурмовых, 30 — 57-мм капонирных, б) мортир: 28 — 8-дм., 18 — 6-дм. крепостных, 24 — 6-дм. полевых, и  в) пулемётов 14 ... "



Collapse )

Фотоальбом - Либавская крепость. Среднее укрепление



Collapse )

Редут -  фортификационное укрепление в виде многоугольника, окруженное рвом.

Из  "Записки по обороне Либавы" за 1904 год:
"... На укрепления Северное, Среднее и Южное, а также право- и левофланговые редуты в перешейке между озёрами назначена артиллерия противоштурмовая и для закрытой обороны рвов, а у первых трёх укреплений положено иметь придаточные батареи для орудий крепостных калибров. Всего на сухопутную сторону, считая в том числе и резервное вооружение, назначено 362 орудия, в том числе: а) пушек: 20 — 6-дм. в 190 пуд., 72 — 6-дм. в 120 пуд., 56 — 42-линейных, 28 батарейных, 20 лёгких на колёсах, 16 лёгких на тумбах, 36 противоштурмовых {1}, 30 — 57-мм капонирных, б) мортир: 28 — 8-дм., 18 — 6-дм. крепостных, 24 — 6-дм. полевых, и в) пулемётов 14 ... "




Collapse )

Фотоальбом - Либавская крепость. Южное укрепление


Южное укрепление. 2015 г. (Фото - Вячеслава Запорожец)

Collapse )

Фотоальбом о Южном укреплении

При проектировании либавской крепости инженерами были идеально использованы географические элементы местности Либавское и Тосмарские озера. Укрепление расположенное на узком прешейке между либавским озером и берегом моря, должно было оборонять город с южного направления.
Из  "Записки по обороне Либавы" за 1904 год:

"... На укрепления Северное, Среднее и Южное, а также право- и левофланговые редуты в перешейке между озёрами назначена артиллерия противоштурмовая и для закрытой обороны рвов, а у первых трёх укреплений положено иметь придаточные батареи для орудий крепостных калибров. Всего на сухопутную сторону, считая в том числе и резервное вооружение, назначено 362 орудия, в том числе: а) пушек: 20 — 6-дм. в 190 пуд., 72 — 6-дм. в 120 пуд., 56 — 42-линейных, 28 батарейных, 20 лёгких на колёсах, 16 лёгких на тумбах, 36 противоштурмовых {1}, 30 — 57-мм капонирных, б) мортир: 28 — 8-дм., 18 — 6-дм. крепостных, 24 — 6-дм. полевых, и в) пулемётов 14 ... "



Collapse )