Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Материалы по истории порта императора Александра III, Либавы и Лиепаи

Станция гидроавиации в Либаве. Фотографии 1913-1940

Авиационная станция в Порту имп. Александра III, возведенная в 1913 году просуществовала менее года и  была эвакуирована в августе 1914-го на остров Эзель (Сааремаа) в бухту Кильконд сразу после начала войны.

1913-1914

1913 г. Либава, Аванпорт. Гидросамолет Farman
1913 г. Либава, Аванпорт. Гидросамолет Farman
Collapse )

Полёты "Северной ласточки" Александра фон Виллиша в Либаве. 1913 г.

Аэроплан немецкого конструктора Игнаца Этриха "Taube". 1911 г.

 21 августа 1913 года Морской главный штаб принял решение о переводе Опытной авиационной станции  из Галерной гавани Санкт-Петербурга в Порт Императора Александра III. Официально – «по причине необходимости приблизить этот зачаток Морской Авиации Балтийского моря к месту ее будущего развертывания в авиационную станцию и отряд».

До оборудования станции гидроавиации в порту императора Александра III Либава не была избалована встречами с новинками зарождавшегося авиастроения. Звук моторов в либавском небе, конечно, раздавался время от времени, но о настоящем знакомстве с аэропланами приходилось только мечтать. Вот что писали либавские газеты 105 лет назад:

Collapse )

Сказки о "стойких оловянных солдатиках"




1

Море любит сильных. Но не всегда сильные любят море. Сильные уходят в море не ради лучшей жизни для себя, не ради романтики и приключений. Сильные идут в море ради своих близких, чтобы защитить, обеспечить, сделать их жизнь счастливее и спокойнее. Оставляя родных на берегу, оставляя часть самого себя, оставляя часть своей жизни, сильные уходят в море.
В далекие трудные времена уходить в море приходилось надолго. Те, кто давал работу в море, делились с сильными неохотно, отрывая их от семьи, отрывая долю от плодов их труда, взамен они дарили им море.
Сильные, после долгой разлуки заходили в дом, мечтая никогда больше не покидать его. Но плоды их труда скоро иссякали, они шли к тем, кто давал им работу, и просили отправить их в море. Родные и близкие привыкали к их долгому отсутствию, выстраивали свою береговую жизнь, повесив на стену фотографию сильного, отправляя ему короткие письма, полные тепла и поддержки, иногда забывая о сильном на месяцы - он должен быть сильным, он справится.
Сильные ждали. Ждали всего - хорошей погоды, конца длинного перехода, писем и, главное, конца похода. Море было рутиной. Тяжелой, нелюбимой работой. И только мысли о доме давали силы и наделяли смыслом жизнь сильных.
Дома ждали. Но ждали по-своему, по-береговому. Где-то там, в заморских странах, между жемчужными пляжами и банановыми островами, под уютное журчание дизеля передвигается их сильный добытчик, противостоя иногда, грозным волнам.
Шли годы. Сильные становились сильнее. От встреч на берегу двух ожиданий, от усталости ожидания встреч, от встреч приносящих усталость. Сильные уходят в море и с каждым разом оно становится ближе.


__________________

2

Жизнь моряка разбита на два состояния, похожих на противоположные полюса магнита. С трудом отрываясь от дома, постепенно приходя в состояние равновесия на судне,  в конце рейса начинаешь тянуться к дому мыслями, ускоряясь до скорости звука в самолете по пути к родному аэропорту. Дома полюса схлопываются, иногда с брызгами шампанского, иногда с шишками на лбу, превращаются в одно магнитное поле, сохраняя при этом подвижность в точке соприкосновения. Можно стремиться вверх, падать вниз, пытаться сделать шаг в сторону, но разорвать полюса может только "полетка" из офиса, взлетающий самолет, транзитный зал и запах Duty free. Работа и море начнут приводить моряка в равновесие с магнитным полем Земли.

Часть 3. Авиационная станция в порту императора Александра III 1913-1914 гг.

Начало в Часть 1 и Часть 2

С наступлением зимы, которая в 1913 году была суровой – акватория порта покрылась льдом, полеты прекратились. 1 декабря персонал разобрал наиболее слабые ангары и гидроаэропланы, оставив в готовности два исправных аэроплана, и команда приступила к теоретическим занятиям.

Collapse )

Часть 2. Авиационная станция в порту императора Александра III. 1913-1914 гг.

Начало в Первой части.

Вместе со станцией в порт Императора Александра III был переведён начальник Опытной авиационной станции инженер-механик капитан 2 ранга Дмитрий Николаевич Александров, капитан по адмиралтейству Николай Николаевич Баранов и весь лётный состав. В него тогда входили: офицеры летчики лейтенанты Борис Алексеевич Щербачёв (2-й), Илья Ильич Кульнев, Павел Эрнестович фон Липгардт, Пётр Петрович Ваксмут (1-й), мичманы Георгий Иванович Лавров (2-й), Владимир Александрович Литвинов, инженер-механик мичман Владимир Ефимович Зверев.1

22 сентября к инженерному персоналу присоединился авиационный электротехник лейтенант Сергей Михайлович Кавелин.2

В Либаву переехало и руководство морской авиации Балтийского флота, в том числе заведующий организацией воздухоплавания в Службе связи Балтийского моря капитан 2-го ранга Борис Дудоров, также исполнявший обязанности председателя комиссии для обсуждения и разрешения всех технических вопросов по авиации Балтийского моря. Он сам был лётчиком и облётывал зарубежную авиатехнику перед тем, как приобрести её для нужд российского флота. Игорь Сикорский ввиду большой загруженности работами по созданию новых самолётов летом 1913 года решил не продлевать свой контракт с флотом и уволился из авиационного отряда. Инженером по авиационной части стал молодой выпускник Санкт-Петербургского политехнического института Павел Шишков.

К 5 сентября авиастанция уже была развёрнута и, к чести офицеров и всей команды, полёты начались практически сразу.

Вид на Авиационную станцию 1-го разряда в порту императора Александра III. Аэрофотосъёмка начала 20 века.

Collapse )

Часть 1. Авиационная станция в порту императора Александра III. 1913-1914 гг.

Время безжалостно к этому месту – там, где не смогли люди, постаралась природа скрыть следы былого величия духа и силы людей, самоотверженно верящих в свое дело. Несмотря ни на что.

Мы идем по разбитой бетонной площадке к останкам деревянного причала. Его сгнившие сваи когда-то держали на своих плечах настил слипа, по которому спускали на воду самолеты либавского отряда гидроавиации. От огромных ангаров, где хранились летательные аппараты, остались еле заметные следы разрушенного фундамента. На месте ремонтных мастерских вырос лес. Только дорога, залитая асфальтом, хранит под ним старую булыжную мостовую... Пустынный берег, громкий звук мотора, шелест пропеллера и гладь акватории порта. Ещё одна трагическая страница в истории порта императора Александра III.

Гидроаэроплан «Анри Фарман XVI» у берега порта Императора Александра III. Фотография сделана на пляже в конце нынешней улицы Катедралес. Вид на постройки Авиационной станции закрывает второй гидроаэроплан. Либава, 1913 год.

С высоты 500 метров открывается горизонт в 90 километров. Наблюдать за приближающимся флотом противника – в этом была главная задача морской авиации накануне Первой Мировой войны. Авиация и подводные лодки были символом развития прогресса в наступившем новом веке. Поднимались в небо и опускались под воду только самые отважные, особенные люди.

В те годы вся жизнь порта Императора Александра III несла печать обречённости. После Русско-Японской войны Россия имела на Балтике слабый флот, и высшее военное руководство считало, что защитить всё море ему не по силам. Оборона концентрировалась вокруг Финского залива, все остальные территории планировалось оставить. В случае нападения труд тысяч преданных родине офицеров, матросов, солдат оказывался напрасным – всё оставлялось неприятелю.

Collapse )

Авиационная станция в порту имп. Александра III



Время безжалостно к этому месту – там, где не смогли люди, постаралась природа скрыть следы былого величия духа и силы людей, самоотверженно верящих в свое дело. Несмотря ни на что.
Мы идем по разбитой бетонной площадке к останкам деревянного причала. Его сгнившие сваи когда-то держали на своих плечах настил слипа по которому спускали на воду самолеты либавского отряда гидроавиации. От огромных ангаров, где хранились летательные аппараты, остались еле заметные следы разрушенного фундамента. На месте ремонтных мастерских вырос лес. Только дорога, залитая асфальтом, хранит под ним старую булыжную мостовую... Пустынный берег, громкий звук мотора, шелест пропеллера и гладь акватории порта. Ещё одна трагическая страница в истории порта императора Александра III.

Читать дальше>

Два майора


Моя самостоятельная служба оператора радио-локационной станции началась с неприятного случая. Во время обычных полетов над нами быстро прошла пара истребителей, засланных для внезапной проверки. Они шли без обязательного сигнала предупреждения свой–чужой в виде тонкой дужки на экране радара над отметкой отражения от цели. Мне показалось вначале, что истребители ответили сигналом-свой, скорость была огромная, высота малая, и пара быстро исчезла с экрана, так и оставшись на планшете командного пункта "своей". На следующий день меня вызвали в штаб батальона, где ласковые взгляды замполита и комсорга указали на одинокий стул посреди кабинета.
Collapse )