Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Материалы по истории порта императора Александра III, Либавы и Лиепаи

Плиеньциемс. Последние километры Виктора Цоя

Место рыбалки на берегу озера Ванадзиня/Риделю, где Виктор Цой провел последние пять часов своей жизни
Место рыбалки на берегу озера Ванадзиня/Риделю, где Виктор Цой провел последние пять часов своей жизни

Неизвестно, о чем в последние часы жизни думал Виктор Цой, но можно его глазами увидеть километры пути от дома в Плиеньциемсе до озера Ванадзиня и обратно до места гибели, которые он проехал в то роковое утро 15 августа 1990 года на своем «Москвиче-2141».

 За 31 год там мало что изменилось: дом Zeltini и участок вокруг него и даже асфальт после круговой развилки в сторону Талси остался советский...

Хронометраж видео оригинальный - без сокращений. Скорость на трассе в пределах допустимой. Время движения от дома Zeltini до места рыбалки около 14 минут. От озера до места аварии около 7 минут.

Collapse )

Радио Краков


На пляж ходили компанией. С мячом, картами и радиоприемником. У нас, например, был VEF.
Приглушенный песком и прибоем, звук из приемника катился по берегу мягко, бархатным следом огибая тела, сумки, выемки и уступы промятых ступнями следов, находя на поверхности, настроенных на туже волну собратьев и вступая с ними, в расползающийся эхом по дюнам и набегающим волнам разговор, затухающий в островах худой, колючей осоки и рыжих кустах ивы. "Маяк" радовал надоевшими песнями, вестями с полей и бегущими по эстафете от собрата к собрату регулярными сигналами точного времени. Поэтому все слушали Радио Краков...
Интеллигентный голос ведущего неторопливо вещал о чем-то заграничном, подводя к неброским, в меру ритмичным композициям. Непонятная речь с массой "шипящих», разбавленная тихим шепотом ветра и шорохом песка, сливаясь с плеском прибоя, вкрадчиво и неутомимо нагоняла благостную дрему...
В полдень радио замолкало. Все знали и ждали эту паузу. Многие, пытаясь расшифровать таящиеся за этой тишиной звуки, делали "погромче". Пляж замирал. Тревожно и поступательно из тишины проявлялись загадочные стуки. Глухие и страшные, возникающие из ниоткуда и уходящие в никуда. Казалось, кто-то, дряхлый и старый поднимается из подземелья по древней скрипучей лестнице, стуча посохом или клюкой по рассохшимся доскам ступеней... Шаги замолкали. Наступала еще одна долгая пауза. Все знали - сейчас зазвучит труба.
Осторожно, будто пробуя силы, труба вступала, неуверенно осекалась после нескольких нот, подхватывала вновь свою пронзительно грустную мелодию, то ли зовя то ли плача, тянула ее из последних сил и обрывалась уже окончательно в тишине, замершего на эти минуты пляжа.
Эхо трубы щемяще, тоскливо вонзалось в песок, рядом. Люди смотрели в небо, на горизонт. Интеллигентный голос диктора нарушал тишину, вкрадчиво и спокойно начинал вещать о чем-то далеком и непонятном. Все знали, что это надолго и переключались на "Маяк"...
Прошло много лет. Интернет, случайным порывом, занес на экран раскрытый секрет той грустной тайны.
"Сегодня на главной волне польского радио можно услышать следующее: ровно в полдень в течение непродолжительного времени трубит труба и внезапно затихает, но спустя несколько мгновений трубит снова.
Это связано с событиями далёкого прошлого, когда грозный враг в 1241 г. осадил Краков. Дозорный, находившийся на крепостных стенах, заметил приближение монгольских войск и затрубил в трубу, чтобы предупредить об опасности. Стрела, пущенная монгольским воином, насквозь пробила горло дозорного. Другой ратник, который находился поблизости, схватил трубу с рук убитого и затрубил в неё. Краковцы были предупреждены вовремя и все, как один, встали на защиту родного города..."

Лавина





Под ногами грязная снежная слякоть. Промозгло и пусто. Одиноко и бессмысленно. Слаженный оркестр тоски, сырости и серого неба бодрит беспощадными аккордами. Одна надежда на здравый смысл и чудо. Разум и опыт подсказывают - чтобы выжить, надо ждать чуда. И оно происходит... (Цель, подавшая надежду, берётся под наблюдение, поднимается личное дело. Сигнал получен и обрабатывается. Сценарий чуда проходит согласования) Навстречу, цокая каблучками по очищенным пятнам, вздыбленного ледяными торосами асфальта, осторожно передвигается молодая женщина. Над головой, из серого неба, со склонов далёкой крыши, слышится грохот сходящей лавины. Что-то судорожно стучит в водостоке, приближается к земле, рассыпается у ног битым стеклом сосульки. Женщина вскидывает голову, поскользнувшись, выхватывает из кармана руку. Ты хватаешь её маленькую ладонь, и вы вместе отскакиваете под навес парадного. Она прижимается к двери, ты закрываешь её спиной от стихии. Лавина, прогрохотав в изломах, затихает до поры. Водосток присылает последний кусок битого льда. Ты поворачиваешься к ней. В её глазах гармония весны и надежды. Лавина, сделав паузу, разжимает пальцы, срывается с крыши и обрушивается на тротуар. За спиной гремит и рвется снежная пыль. Ты прижимаешься к ней, красный клетчатый шарф щекочет нос. Она смеётся. Сквозь тучи робко пробивается солнце...

Бернаты



За горизонтом далекого леса зреет солнце. Остатки ночи на темной поверхности озера. Роса курится туманом. Капли на запотевших окнах машин, набухая, сползают вниз. Я спускаюсь к машине, стараясь не разбудить дом, тихо закрываю двери подъезда. В машине прохладно, но предвкушение поездки греет и влюбляет в застывшие поверхности передней панели. От поворота ключа они оживают мягким светом, двигатель сонно урчит, стеклоочистители смахивают белую пелену со стекла. Можно ехать...
Сколько раз в море я мечтал об этом доступном, нехитром для береговой жизни, действе – сесть в машину, выехать за город в утренней тишине, когда все еще спят, встретить наступающий день среди таких же одиноких отшельников - молчаливых деревьев, замшелых холмов и, шепчущего им тихим бризом, прибоя. На обрывистом берегу, у сосны, стоять, пока лучи солнца не найдут меня среди янтарных стволов. Уйти в чащу, по усыпанной иголками тропе, слушать звуки, просыпающегося леса...
Едешь, молча, не включая ни радио, ни привычной музыки, словно переносишься силою мысли, боясь спугнуть чуждыми звуками, осторожно выглядывающий из горизонта, рассвет. Наконец, за поворотом мокрого шоссе знакомая грунтовка, петляя, уходит к лесу. Сбрасываешь скорость, открываешь окна, слушаешь, отдающееся эхом, шуршание колес. Ветви деревьев склоняются, заглядывают в салон, оставляя аромат хвои. Ты улыбаешься старым знакомым, они узнают, расступаются, ты нажимаешь на газ и мчишься к морю...

Либава - 1904 год. Часть 2

Фрагменты  из  автобиографической  книги   Гаральда  Карловича  Графа "Очерки из жизни морского офицера 1897-1905 гг." Малоизвестный текст воспоминаний офицера русского флота попробуем иллюстрировать фотографиями того времени и сегодняшними снимками знакомых мест.



Collapse )

_______

Электрический орган в лиепайском Морском соборе

В 1937 году на заседании совета лютеранской общины лиепайского гарнизона в Каросте было принято решение о приобретении и установке электрического органа в гарнизонной церкви. Для заключения договора с ВЭФ руководство выбрало председателя – полковника Йомертса, полковника-лейтенанта Апиниса и пастора – пробста д-ра Сандерса. Планировалось приобрести орган с таким расчетом, чтобы уже к Пасхе 1938 года можно было услышать звуки нового инструмента во время богослужения. При церкви также сформировали  дамский комитет и церковный хор.



Хоры Морского Свято-Никольского собора (второй ярус-балкон), где в 1938 году был установлен электрический орган,изготовленный рижским заводом VEF


Свято-Никольский Морской собор в порту императора Александра III, построенный и освященный в присутствии Царской семьи в 1903 году, пережил Первую мировую войну, сохранив в целости всё внутреннее убранство. Он стоял в первозданном виде вплоть до 1934 года, когда решением лютеранской общины гарнизонной церкви  Каросты / Военного городка  был преобразован и реконструирован в лютеранскую кирху с возможностью проводить богослужения трёх конфессий ˗ лютеранской, католической и православной (для чего в церкви был оставлен правый - Богоявленский предел - алтарь с иконостасом). Реконструкция храма предусматривала демонтаж двух иконостасов, изменение формы крестов на куполах церкви и установку скамей для верующих в зале храма.


Collapse )

                 

Наш Кургауз. Газета «Либавский Ллойд». Июль 1903 г

   

«Либавский Ллойд». июль 1903г.

Проезд в Поланген.
"С последних чисел мая по 10 июля проехало через Либаву в Поланген для купания, останавливаясь в гостиницах на один день 90 лиц, из которых около 30 с семьями. Все лица эти: чиновники, учителя, учительницы, дворяне и купцы из губерний внутренней России. Кроме того по сведениям почтовой станции, много лиц проехали прямо с вокзала жел.дороги, не останавливаясь в Либаве".
---

Collapse )

Часть 5. Бант Хора Либавского Латышского общества. Императорский визит в Либаву в 1903 году

У меня в руках бант, который носили певчие Хора Либавского Латышского общества,  участвовавшие во встрече Их Императорских Величеств при посещении Либавы 23 августа 1903 года. Этот хор имел давнюю, славную традицию приветствовать всех приезжающих в Либаву Высочайших гостей, передавая из поколения в поколение своё умение и мастерство. Они ублажали пением Цесаревича-наследника Николая и Великого князя Александра Александровича (будущего императора Александра III) в 1860 и в 1862 гг. Присутствовали при встрече Императорской семьи, прибывшей в Либаву на церемонию закладки коммерческого и военного портов 12 августа 1893 года.


Collapse )