Category: общество

Материалы по истории порта императора Александра III, Либавы и Лиепаи

Материалы по истории порта императора Александра III, Либавы и Лиепаи, опубликованные в блоге Март 2016 - Март 2018

Вступление - Порт императора Александра III (1890-1915)
Где была Царская пристань
Церковь святителя Петра на Северном кладбище Лиепаи
Командиру Венденского полка...
Временная церковь в порту имп. Александра III. 1899-1903
Адрес-календарь Курляндской губернии - 1896 год. Либавская крепость, Либава
Адрес-календарь Курляндской губернии - 1904 год. Порт имп. Александра III, либавская крепость
Адрес-календарь Курляндской губернии - 1908. Порт императора Александра III
Железнодорожное сообщение порта имп. Александра III с городом
Выборы в Либавскую думу. "Либавский Вестник" за 1902 год
Положение латышей среди других национальностей. Газета "Либавский Ллойд" 1903 г.
Латыши - немцы. 1906 год
Размышления о латышской истории - 1910 год
К разладу среди латышей. «Рижский Вестник» 1910 год
Освящение колоколов Алексеевской церкви в Новой Либаве - 1907 год
Освящение церкви в манеже порта имп. Александра III в 1907 году
Новогодняя ёлка в Манеже. 1912 год
Куда исчезла Покровская церковь
Тайна иконостаса Морского собора
Либава-1913. Празднование 300-летия Дома Романовых
Лиепайский концлагерь. 1934-1935. Часть 1
Лиепайский концлагерь. 1934-1935. Часть 2
Лиепайский концлагерь. 1934-1935. Часть 3
Дельфины в либавском порту. 1913 г.
Полёты "Северной ласточки" Александра фон Виллиша в Либаве. 1913 г.
Несостоявшийся визит американской эскадры в Либаву. 1911 год

Как я стал фотографом


Во-первых: фотографом я так и не стал. И вряд ли стану.
Во-вторых: прошу профессионалов отнестись к пространной и путаной исповеди чайника снисходительно.
В-третьих: разговор не о ремесле, а об искусстве.
Просто расскажу все как есть. Вернее, было.

Все  знают, что получить изображение сегодня можно в один поворот руки и два  клика пальцем по экрану телефона. Если сравнить с тем, что было  двадцать лет назад в эпоху мыльниц, то это водопровод и колонка на  улице. А каменным веком с индивидуальной проявкой и печатанием в ванной  при красном свете детей лучше не пугать – заикаться начнут, пусть живут в  неведении – планета Земля, тачскрин и квадрокоптеры родились вместе с  ними.
Казалось бы, с таким отягощенным знаниями и опытом багажом в  век цифровых сенсорных матриц и почти бесплатных программ по обработке  изображения каждый ветеран должен по умолчанию стать "Стивом МакКарри"  или "Александром Родченко". Ан, нет. Таких единицы.
Ладно, отбросим с дороги дерьмо мамонтов, забудем про фиксаж, Унибром, Бромпортрет и Orwo chrom UT18, перейдем сразу к цифре, ведь какая разница, что у тебя в руках: телефон, мыльница, Canon 5D Mark IV или Смена-М – законы жанра: композицию, сюжет, свет/тени и пр. никто не отменял.

Зачем нужен фотоаппарат, если есть телефон?

Collapse )

"Либавский вестник" Андрею Левкину

После публикаций очередных глав Liva-Liba-Libau-Либава-Liepāja -  объемного труда, принадлежащего перу рижанина Андрея Левкина, - пошли редкие, но довольно язвительные комментарии, относящиеся скорее не к содержанию, а к стилю изложения мыслей, возникавших у автора по мере виртуальных и географических передвижений в пространствах нашего города - историческом, образно-архитектурном и человеческом, - соединяющих прошлое с настоящим и диктующих будущее, часто не зависящее ни от событий в истории, ни от людей, населяющих пространство, историей своей не интересующихся, делящих ее на "свою" и "чужую", а к образам архитектурным, относящихся как к фону - привычному и лишь дополняющему рутинное человеческое существование.

Так как написанное Андреем все-таки имеет непосредственное отношение к Лиепае, а по глубине осмысления ее образа вряд ли сравнится с предшествующими попытками отразить подобное, я, отвечая на комментарии, не имея достаточных филологических инструментов и прочих талантов,

осторожно называл этот стиль изложения: «психоделическим»

Collapse )

Рижанка



Они разрезали на мне майку, – хорошая, кстати, майка, не из дешевых, – прилепили на грудь два пластыря с проводами, – А руки то у докторши дрожат, санитар с подпитым лицом покрепче будет. Бывал, видать, в передрягах. Но докторша молодец, дело знает: – Разряд! – Нет, не в этот раз. Дефибриллятор противно пищит. – Разряд! – Санитар качает головой. Кричу: – Продолжайте! – Они не слышат. Я почему-то знаю, что будет дальше...


Четыре месяца меня не было дома. Прилетел, как всегда ночью, как всегда помятый и немного пьяный. В почтовом ящике среди рекламы большой конверт. Зеркало в лифте фиксирует реальность – небритый мужчина средних лет, с легкой усталостью в глазах и сединой на висках. Женщинам нравится. Говорят – контрастно, загадочно и в целом привлекательно. Возможно. Я не злоупотребляю. 

Квартира прохладна и молчалива. Я по ней тоже не соскучился. Холостяцкой берлогой ее не назвать – мне, как всем морякам, присуще чувство прекрасного, а чистота и порядок – мой конек, я старший помощник на судне.

В холодильнике темно и пусто. За окном далекий рассвет. Внизу на платной стоянке машина – мой единственный верный друг. Теплая бутылка водки в морозильнике не прельщает. Включаю телевизор, канал новостей. Если и скучал по чему-то, то по живой картинке. Моряки первыми замечают, как стареют знакомые лица – диктор, премьер-министр, президент в телевизоре, соседи по лестничной клетке, родители. Как старел я, замечала лишь мама.

Collapse )

Улица "Красных фонарей" в Либаве

Карта Либавы 1910 г.

Либавский Вестник старается избегать таких тем. Но редкий турист в Амстердаме не задавался вопросом - Где эта улица "Красных фонарей", далеко ли она от гостиницы, и как до неё добраться? И, если не приобщался, то стремился узнать, как там все устроено. Жизнь сложна, многогранна и непредсказуема. Либава, хоть и была близка  западным либеральным ценностям, но переживала и стремилась заботиться о нравственности своих сограждан. Сегодня рассказ о том, где находилась улица "Красных фонарей" в нашем городе. 

Газета "Вестник Либавы". 29 марта 1912 года

Дома терпимости

«Как нашим читателям известно, городская дума одним из своих последних  постановлений решила перенести дома терпимости с Казарменной, Тюремной и Среднедрожной улиц на Красную улицу в Новой Либаве и на Ореховую улицу в Старой Либаве. На постановление это в своё время были принесены жалобы, в связи с чем в Либаву приезжали губернский врачебный инспектор и непременный член губернского по городским делам присутствия. Газета «Leepajas Atbalss» сообщает, что как местная, так и губернская администрация держатся того мнения, что самым подходящим местом для домов терпимости являются не указанные улицы, а местность за пассажирским вокзалом Либаво-Роменской железной дороги между городом и Чертовой деревней.

Насколько правильно это сообщение латышской газеты мы не знаем, но по закону право определить место размещения домов терпимости предоставлено не городской думе, а исключительно начальникам местной полиции.

Collapse )

Эмигрантские дома в Либаве. 1913 г.

Либавские газеты за 1905 -1914 гг. пестрят сообщениями об эмиграции из самого западного порта Российской империи в Америку. Портал «Либавский вестник» планомерно занимается отбором и систематизацией этих многочисленных сведений, содержащих массу статистической информации – цифр, дат, данных о движении судов на линии Либава - Галифакс - Нью-Йорк, количестве выехавших и возвращенных в Либаву людей.  Все это сложная информация, достойная отдельной серьезной статьи. Но сегодня рассказ об эмигрантских домах как насущной проблеме города вынужденного принять на себя бремя встреч и проводов тысяч людей, решивших в начале XX века по разным причинам покинуть родину.

Collapse )

Кооператоры. Алексей (Часть 2)

Импортные картинки длинноногих девиц в высоких ботфортах, удачно подсмотренные Алексеем в Penthouse, отсылали к эффектным образам женщин, ощетинившихся  косметикой, декольте и, стоящих с противоположной от рубежа обороны russo turisto - obliko morale стороны, в рядах воинствующих жриц любви. Как подсказывал опыт "Интердевочки", искать их надо было у гостиниц и дорогих ресторанов.

Алексей оставил баул в камере хранения. Положил в полиэтиленовый пакет одну пару и отправился в центр. Москва-озабоченная мяла и перетаптывала, равнодушно текла в каменных берегах. Отсвечивала невиданными вывесками и признаками реинкарнации НЭПа. Алексей постоял у «Метрополя» и «Интуриста», съездил к «Международной». Швейцар ресторана сжалился и указал ему место у Арбата. Алексей переместился туда и нашел то, что искал.

Проститутка Илона отогнала его как комара – одним опытным взглядом. При ней было все. На ней – почти ничего, но Алексей уже знал точно, чего именно ей не хватает. Он молча показал издалека длинный сапог. Илона проглотила жвачку, резко сократила дистанцию и, как щука, заглотив живца, уволокла Алексея за угол.

– Сколько? – хрипло спросила она.

– Семьсот, – выдавил Алексей.

Сапоги скрипнули, но подошли. Илона натянула их на бедра, отошла и посмотрела в витрину.  

– Беру!

Collapse )

Часть 2. Записки морского офицера. Учебный отряд подводного плавания. Либава 1913-14


Подводные лодки Учебного отряда у причала УОПП в канале Военного порта. Слева направо: "Стерлядь", "Белуга", "Минога", "Сиг". Фото 1910-13 гг.

Продолжение.
(Начало в Часть 1)


Автобиографический труд «Записки морского офицера» принадлежит перу капитана 2го ранга, морскому историку, офицеру русского императорского флота Монастырёву Нестору Александровичу (1887, Москва – 1957, Табарка, Тунис) и охватывают период с 1906 по 1924 годы.
Третья глава «Записок морского офицера» посвящена Учебному отряду подводного плавания (УОПП) в порту императора Александра III, где автор «Записок» проходил обучение с осени 1913 по июль 1914 года. Не претендующие на литературную ценность, «Записки морского офицера» раскрывают интересные детали жизни военного флота на кануне Первой мировой войны. Дополним текст автора фотографиями того времени и газетными зарисовками.



Подводная лодка "Белуга" в Военном канале порта имп. Александра III


К концу мая, мы по очереди выходили на разных лодках для минных стрельб по идущему кораблю со всеми нужными манипуляциями, т.е. погружением, выходом на удобный курс и пр. Что бы несколько расширить наш кругозор и поупражняться на других типах лодок, в июне в Либаву пришли дивизионы лодок действующего флота. Это было много интереснее, и мы с особенным удовольствием ходили на них погружаться и стрелять минами. Время шло, и, не интересуясь политикой, мы без особенного внимания отнеслись к убийству в Сараеве, не думая, что от этого может произойти что-либо серьезное. Нас гораздо больше взволновал и оскорбил факт ареста одного из наших морских офицеров, находящихся в Германии на постройке двух наших легких крейсеров, заказанных там, так как наши заводы были заняты постройкой множества военных кораблей и не могли выполнить всего. Арест этого офицера произошел якобы под предлогом, что он похитил часы, на самом деле все это было симулировано и подделано с целью создать общественное мнение против русских. Характерно, что эти случаи все имели место почти одновременно с убийством в Сараеве. Но кто мог бы подумать тогда, что это были первые искры, раздуваемого пожара. Полетели телеграммы, и арестованный офицер был выпущен. Конечно, были извинения со стороны германского правительства, ссылки на недоразумение, но факт оскорбления остался, и мы все были глубоко возмущены.
Collapse )