Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Материалы по истории порта императора Александра III, Либавы и Лиепаи

Зимнее море




        Бывали зимы, когда море замерзало. В первые дни холодов мороз и пронзительный ветер сковывали узкую полоску прибоя с быстро нараставшим застывшими брызгами приступком. Волна, встречая препятствие, разбивалась о ледяную стену, теряя на уступах часть влаги, замерзала тонкими, прозрачными, тянущимися к земле струйками в подмытых понизу гротах.
        Мороз, ветер и море, попеременно уступая, растворяясь друг в друге, творили новые, замысловатые формы, то ускоряя ежечасный бег ввысь седеющего  ледяного обрыва, то овладевая, выбитыми в основании застывшего берега лагунами, наполняли их прозрачными пластами темного, в воздушных прожилках льда.
        При безветрии море смирялось, исходило под колючим морозным солнцем паром, остывало, безвольно тускнело, уступая поверхность расползающимся серым лоскутам тонкого льда и седым островам битой шуги. Ночь звенящим холодом сковывала остатки чистой воды, заполняла морозным дыханием бреши, настойчивым бризом уводила к далекому горизонту белые поля прессованной  стужи.
        Теплый циклон, дожидаясь часа в Атлантике, заворачивал, наконец, в Балтику, теснил сырым ветром заиндевелые отряды противника к берегу, ввергая в хаос, торосами, опрокидывал наглеца, круша и ломая, освобождал путь несметным армадам свинцовых волн, грохочущих и равнодушных к уничтожаемой красоте...

Бернаты



За горизонтом далекого леса зреет солнце. Остатки ночи на темной поверхности озера. Роса курится туманом. Капли на запотевших окнах машин, набухая, сползают вниз. Я спускаюсь к машине, стараясь не разбудить дом, тихо закрываю двери подъезда. В машине прохладно, но предвкушение поездки греет и влюбляет в застывшие поверхности передней панели. От поворота ключа они оживают мягким светом, двигатель сонно урчит, стеклоочистители смахивают белую пелену со стекла. Можно ехать...
Сколько раз в море я мечтал об этом доступном, нехитром для береговой жизни, действе – сесть в машину, выехать за город в утренней тишине, когда все еще спят, встретить наступающий день среди таких же одиноких отшельников - молчаливых деревьев, замшелых холмов и, шепчущего им тихим бризом, прибоя. На обрывистом берегу, у сосны, стоять, пока лучи солнца не найдут меня среди янтарных стволов. Уйти в чащу, по усыпанной иголками тропе, слушать звуки, просыпающегося леса...
Едешь, молча, не включая ни радио, ни привычной музыки, словно переносишься силою мысли, боясь спугнуть чуждыми звуками, осторожно выглядывающий из горизонта, рассвет. Наконец, за поворотом мокрого шоссе знакомая грунтовка, петляя, уходит к лесу. Сбрасываешь скорость, открываешь окна, слушаешь, отдающееся эхом, шуршание колес. Ветви деревьев склоняются, заглядывают в салон, оставляя аромат хвои. Ты улыбаешься старым знакомым, они узнают, расступаются, ты нажимаешь на газ и мчишься к морю...

Сигары-2





Никто не будет спорить, что курение вредная привычка. Курение сигары, хоть и относится к таковым, но дает возможность отступить за черту, отстраняясь от окружающей жизни, наблюдать за ней как бы со стороны, полностью погружаясь в спокойное созерцание. Находясь в одной точке, правда, тщательно выбранной перед этим, из своего укрытия можно сделать массу удивительных открытий, порой самых неожиданных.
Collapse )

Лодка



Иногда бездушные, незаслуживающие особого внимания предметы, могут стать проводником к чему-то возвышенному, приблизить или даже осуществить давнюю мечту, раскрыть и усилить тайный смысл скрытого до поры мира, вдруг перенеся тебя из состояния обыденности к удивительному созерцанию окружающей природы.

Collapse )

Крабики



В портах Южной и Центральной Америки, где нет ближайших достопримечательностей, а город или далеко или его можно разглядеть насквозь с палубы мостика, только и остается идти грустить в прибрежные камни или любоваться прибоем на пляже.

Collapse )

Озеро





В детском саду нас часто водили на озеро. Шли долго, колонной по парам, держась за руку, по пыльной грунтовке, спотыкаясь и роняя нехитрую детскую ношу. Воспитатели подгоняли. Все ждали, когда впереди заблестит вода и покажется зеленый ковер травы. В рутинной жизни детского сада большой, изумрудный луг с огромной вековой ивой на берегу, был нашим любимым приключением, которое не могли омрачить даже камни, постоянно запрыгивающие в сандали во время длинного перехода к озеру. Девочки на лугу принимались играть в свои бесконечные дочки-матери, мальчиков тянуло к воде, к старой иве с обрывком тарзанки на суку...

На берегу тихо, за спиной, своими таинственными звуками, глухо гудит город. Рябое полотно воды уходит вдаль - к тонкой нитке леса и желтой полосе камыша на горизонте. Тишина идет с воды, наползает на берег, прикладывая палец к губам, говорит всему вокруг: "Тшш...". Только озерные чайки нарушают ее своими редкими криками - разносящиеся эхом по воде, они угасают в тростниковых зарослях, всплывают в плеске воды о берег. Далекий звук моторной лодки, волнует свободой, мечтами о путешествиях.
Озеро пахнет пряным камышом и радостью. Непохожее на море с холодной водой и высокими волнами, оно доброе и ласковое, как мамины руки. Хочется довериться ему, присев на корточки, протянуть руки к воде - она теплой щекоткой поцелует ладошки. А потом упасть в высокую душистую траву и смотреть в небо, вдыхая родной аромат, теребя сладкую травинку, замирать от счастья...
Обратный путь интереснее. Колонна растягивается, как гусеница. Все делятся впечатлениями, говорят все сразу. Воспитатели торопят. Пора на обед.