Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Материалы по истории порта императора Александра III, Либавы и Лиепаи

Мопед



Как сейчас мальчики мечтают о новом электронном девайсе в свой, накопленный с младенчества арсенал проводных и беспроводных устройств и гаджетов, так в нашем детстве пацаны мечтали о мопеде. Звук приближающегося мопеда никого не оставлял равнодушным. Все поворачивались, знатоки называли марку мопеда, узнавали его хозяина и в тайне надеялись, что он подъедет и остановится рядом с ними. Кто-то, замерев от восхищения, стоял в стороне, наблюдая издалека за суровыми парнями, умеющими с толкача завести мопед и на бегу запрыгнуть в седло, кто-то терся рядом, задавая бесчисленные вопросы, в надежде понять все тонкости и нюансы капризной жизни мопедных моторов.

 

Суровые парни нехотя отвечали, вгоняя в трепет священными словами – карбюратор, магнето, свечи, прерыватель. Самые искусные из них могли проехать мимо восторженной толпы, одной рукой держа газ, другой, регулируя на ходу искру в прерывателе, настраивая мотор на максимальные обороты.Collapse )

Железнодорожное сообщение порта имп. Александра III с городом

Во время революционных волнений 1905−06 гг. в Курляндской губернии было введено военное положение, вследствие чего, власть в порту императора Александра III перешла к коменданту крепости. В результате возникшего, в связи с этим конфликта между командиром порта контр-адмиралом Ирецким, его заместителем контр-адмиралом Линдестремом и комендантом крепости Васильевым, военный порт Либавы переживал непростое время безвластия. В конце января 1907 года должность командира порта императора Александра III принял контр-адмирал И.К.Григорович (впоследствии последний морской министр Российской империи). Опытный военачальник был назначен в Либаву для наведения порядка. В короткий срок Григоровичу удалось решить важные вопросы, связанные с инфраструктурой и бытовым укладом жителей и рабочих порта. Одной из главных проблем в то неспокойное время было сообщение Военного порта с городом.


Станция "Крепостная" находилась рядом с железнодорожным вокзалом

Collapse )

Мопед



Как сейчас мальчики мечтают о новом электронном девайсе в свой, накопленный с младенчества арсенал проводных и беспроводных устройств и гаджетов, так в нашем детстве пацаны мечтали о мопеде. Звук приближающегося мопеда никого не оставлял равнодушным. Все поворачивались, знатоки называли марку мопеда, узнавали его хозяина и в тайне надеялись, что он подъедет и остановится рядом с ними. Кто-то, замерев от восхищения, стоял в стороне, наблюдая издалека за суровыми парнями, умеющими с толкача завести мопед и на бегу запрыгнуть в седло, кто-то терся рядом, задавая бесчисленные вопросы, в надежде понять все тонкости и нюансы капризной жизни мопедных моторов.

 

Суровые парни нехотя отвечали, вгоняя в трепет священными словами – карбюратор, магнето, свечи, прерыватель. Самые искусные из них могли проехать мимо восторженной толпы, одной рукой держа газ, другой, регулируя на ходу искру в прерывателе, настраивая мотор на максимальные обороты.Collapse )

Берега



Летом, после второго класса, нас с двоюродным братом отвезли к родственникам под Нижний Новгород – Горький. Мы приехали ночью, а утром дед повел нас к реке...

До встречи с Волгой я был в Риге и Ленинграде, где Нева похожа на один из праздничных проспектов прекрасного города, а Даугава, как крепостной ров перед замком – равнодушная и независимая. Поезд Лиепая–Рига, подходя к вокзалу, всегда медленно двигался по железнодорожному мосту, нагоняя страх клепаными арками за окном и коричневой водой внизу. Вагоны замедляли свой ход, река становилась все шире и шире. Казалось, Даугава больше всей Риги. Но поезд останавливался, шпили и фасады нависали над городом, река терялась вдали, проявляя себя лишь горбами мостов. К ней не тянуло...

  Волга ошеломила простором, бесконечной далью низкого берега, заливными лугами, уходящими за горизонт. Стоя на высоком берегу, хотелось обнять весь земной шар и закричать во всю силу:

– Р-у-у-у-сь!

Карие волжские воды, двигаясь мимо холмов и утесов, рощ и церквушек, оврагов и песчаных обрывов, с мелями на плавных изгибах, словно вытекали из настоящего, растворяясь в голубой дымке, стремились в будущее – незыблемое и бесконечное...

Я родился на море, но встретился с Родиной здесь – на высоком берегу, под бескрайним небом. Берега...
Где твой берег?

Петербургу




Много раз Петербург встречал меня кронштадтскими фортами, увлекая в узкий фарватер входного канала, приветствовал криком чаек в порту, прячась за портовыми кранами, манил золотыми шпилями и ротондой Исакия. Я спешил к нему на свидание, скатывался по эскалаторам метро, гулкое эхо оглушало и несло меня вместе с поездом, ломая и корежа застоявшуюся во мне рутину долгого морского перехода, выплескивало где-то в центре, как шипучей волной на берег Невского, проходящая толпа подхватывала, несла течением, пока я, оглушенный и потерянный, не находил себя в тихом проулке у Мойки или ступенях набережной, где ласковый плеск Невы, говорил мне – ты дома. Гладь реки успокаивала, звон в ушах проходил, я поднимался и шел на встречу с любимым городом.

Кино


В старшей группе детского сада, после просмотра очередных серий "Адъютанта его превосходительства", накинув на плечи куртку, я загадочно ходил на прогулке в одиночестве вдоль забора, забирался в большой деревянный грузовик, приближался к девчонкам, окидывал их таинственным, грустным взглядом и опять спешил под своим плащом, как герой Юрия Соломина, совершать подвиг в дождь и темноту, полную опасности...

... Мы покупаем в кассе билеты на новый фильм с Бельмондо, выходим на холодную улицу, прячемся за угол от пронизывающего ветра. Смотрим на сизый выхлоп проехавшего грузовика, мачты пароходов в канале, пятиэтажки из белого силикатного кирпича, считаем грохочущие по мосту трамваи. Ждем, когда откроют двери. Мы, как всегда, пришли рано, идти нам некуда. Кургузые пальтишки и перешитые отцовские импортные куртки греют плохо. Над нами большое рекламное полотно кинотеатровского художника. Немного клоунское лицо главного героя усмехается огромному профилю с орлиным носом и пронзительным взглядом. Мы строим догадки относительно будущего сюжета, вспоминаем предыдущие фильмы актера. Наконец, начинают запускать в фойе. Там тепло. Пахнет особенно. В кафе наверху тихо играет музыка. Мы разглядываем входящих, фотографии на стенах, качающиеся голые деревья за огромными окнами. Звучит первый звонок.. На экране чужая, но такая притягательная, яркая, полная смысла и отважных поступков, жизнь. Герой Бельмондо борется с коварным, жестоким, циничным врагом. Красивые женщины, удивительные машины, ужасные преступления. Смерть и любовь всегда рядом с ним. Он неотразим и удачлив. Он победитель. Кино заканчивается, вместе с уползающими в пол титрами мы выходим на улицу...
Я иду к трамваю по узкой старой улочке, навстречу мне спешит молодая женщина, я дерзко улыбаюсь ей, она удивленно смотрит и улыбается в ответ. Поднимаю воротник, расстегиваю молнию куртки. Впереди по главной улице проезжает яркий автобус с маршрутом пригорода Парижа. Водитель успевает бросить пристальный взгляд на меня – я узнаю его ястребиный профиль. Из кафе выходят мужчины и на чистом французском начинают прощаться друг с другом. Бесшумно подходит красивый светлый трамвай с большими стеклянными окнами, я легко запрыгиваю в него и еду навстречу зажигающимся огням большого города. Таинственного и непредсказуемого.


Часть 7. Отъезд Царской семьи из Либавы. 24 августа 1903 года.



"Либавский Ллойд". август 1903г.

Отъезд Их Величеств Государя Императора и Государыни Императрицы Александры Фёдоровны с Августейшими детьми. (24 августа 1903г.)

"С 4 часов дня, в воскресенье, на пристани в так называемой Зимней гавани Либавского порта начали собираться начальствующие военные и гражданские лица и представители сословных и общественных учреждений. На пристань прибыли: Военный Министр Куропаткин, Управляющий Морским Министерством Авелан, Командующий войсками Виленского военного округа Гриппенберг, Комендант Либавской крепости Кршивицкий, Курляндский Губернатор Шталмейстер–Свербеев, Командир Порта Императора Александра III Ирецкий с заместителем контр–адмиралом Загорянским–Киселем, Строитель порта Мак–Дональд, главный доктор Морского Госпиталя Холшевников, Предводитель дворянства Ливен и другие начальствующие лица. В 5 ч.30 мин. На пароходе «Тосмаре» прибыли Августейшие дети Их Величеств, а в 6 ч. 5 мин. На паровом катере изволили прибыть Их Императорские Величества. На пристани Их Величества были встречены губернатором, имевшим счастье поднести Ея Величеству Государыне Императрице букет из роз, и начальником торгового порта подполковником Бухариным, рапортовавшим о положении порта. Их Величества милостиво изволили прощаться с присутствующими, и войдя в вагон, в 6 ч. 15 мин.изволили отбыть в г.Беловеж гродненской губернии. Курляндский губернатор Шталмейстер–Свербеев отправился с поездом для сопровождения Их Величеств до границы Курляндской губернии. Крики ура сопровождали уходивший поезд".
Collapse )

"Либавский Вестник " - 1906 год. Сообщение порта с городом

В 1906 году заканчивалось строительство разводного моста через Портовый канал порта имп. Александра III и жителям Военного города вполне логичным виделось продолжение линии электрического трамвая через новый мост на территорию порта. Главное Управление Кораблестроения и Снабжения в С.Петербурге вело переговоры с директором либавского  филиала трамвайного Общества в Париже г-ном Лором о таком проекте. Этим мечтам не суждено было сбыться.  Мост был сдан в эксплуатацию только в 1907 году после многочисленных доработок и усовершенствований конструкции, что очевидно и повлияло на отказ от такого плана, наравне с решениями о ликвидации либавской крепости и прекращением ассигнований на строительство Адмиралтейства порта императора Александра III.  "Либавский Вестник " за январь 1906 года  иронично рассуждает на эту тему:



" Морской Министр в последнее своё посещение порта выразил категорическое желание, чтобы прокладка пути для электрического трамвая по портовой территории была произведена по возможности в кротчайший срок для возможности сквозного сообщения с городом ко времени окончания устройства моста через портовый канал.
Это сообщение между отдалёнными разрозненными районами порта представит собою величайшее удобство для всех портовых жителей, разделённых теперь огромными расстояниями, грязными дорогами и непогодою. Возможность воспользоваться в любое время удобным вагоном немедленно отразится на развитии общественной жизни в этом обособленном посёлке, где яркие электрические уличные фонари по вечерам только мешают зайцам жить естественной жизнью, а не освещают пути местным культуртрегерам (Носитель и распространитель образования, культуры и просвещения иногда употребляется в ироническом смысле) Более же всех других сквозной трамвай осчастливит детей, посещающих городские учебные заведения. Эти мученики теперь дорого платятся за свою жажду знания и за погоню за дипломами, будучи вынуждены вставать на много-много часов раньше их городских товарищей и приниматься за уроки дома позднее их и в тоже время ежедневно покорять громадное пространство во всякую погоду всеми известными способами сообщения: пешком, на шлюпке, на пароме, бегом к трамваю, опять пешком и т.д. Сквозное сообщение всех районов порта с городом в буквальном смысле слова составит эру в жизни портовых обитателей. "